[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/phpbb/session.php on line 583: sizeof(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/phpbb/session.php on line 639: sizeof(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
Ice-Pick Lodge forums • Повесть по Мору.
It is currently 16 Apr 2021, 10:09
Author Message
PostPosted: 07 Aug 2008, 11:53 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Вот решил написать фан-рассказ по любимой игре. Заразился идеей и хочу представить на ваш суд начало первой главы, которое я уже написал:)

Мор. Утопия. История Гаруспика.

Глава 1: Возвращение сына.

Как призывают менху, верных из
рода служителей? По рукам
узнают их, мясников, по глазам
отличают их, хирургов, знахарей линий,
вождей Уклада, говорящих с Удургами,
владеющих искусствами гаруспиков.

Осень наступила в степи. Вся земля будто покрылась золотистым ковром из благоухающих степных трав. Бурая твирь, ржавая, черная и кровавая твирь, савьюр, ухеге и белая плеть – таких трав не встретишь нигде, кроме как в окрестностях Города. За несколько километров до него среди полыни и иван-чая начинают попадаться они, эти травы, и только знающий глаз собирателей растений сможет различить их среди обычного разнотравья. Воздух прямо напитан густым запахом твири. И это сутра, ещё в предрассветный час! Ох, что же тогда будет твориться в полдень, когда солнце как следует напечёт землю и нагреет воздух.
По степи неспешно ползёт маневровый локомотив, вероятно, возвращается из столицы, куда с ним отправляли груз плоти детей Бодхо, направленный из Боен. В головной части поезда на жесткой деревянной скамейке позади машиниста сидит молодой мужчина с потёртого вида листочком в руках, очевидно письмом, которое он перечитывает, несмотря на предрассветный сумрак. Горькая складка у рта и сжатый кулак правой руки выдают волнение читающего.
«Сын мой Артемий,
Мне грозит скорая смерть. Я хочу поговорить с тобой о твоём будущем и передать тебе то немногое, чем я располагаю. Я должен заранее предупредить тебя, что в последнее время мне пришлось принять участие в событиях дурных и, насколько мне позволяет судить опыт. Зловещих.
Я принял на себя огромную ответственность. Я больше не принадлежу себе. Посему, если ты не примешь моё наследство со всем бременем моих обязательств, как того требует фамильная честь, я пойму и не прокляну тебя.
Предвижу, что у меня осталось совсем немного времени. Поторопись. Хочу в последний раз взглянуть на тебя. Жаль, что я так мало был с тобой вместе.
Твой любящий отец,
Исидор Бурах.»
Что может значить это письмо? Почему отец так уверен, что скоро умрёт, и в каких таких дурных событиях он оказался замешан? Эти вопросы не давали ему покоя уже много дней. Он не видел своего отца целых десять лет, с тех самых пор, как уехал обучаться на хирурга в другой город. Так хотел старший Бурах, глава одного из родов менху, знающих линии. И вот, получив это загадочное послание, талантливый практикующий хирург бросает всё и пешком по степи вдоль путей направляется в родной Город…
Размышления Артемия Бураха, внезапно прервал машинист. Это был получеловек – глухонемой колдун, зубастый номарх, обученный машинному делу. Только он владеет особым правом и поэтому движет состав сквозь ночную Степь, и простирает над ней свои длинные пальцы, заклинает духов, мар и дремучих богов, чтобы земля не гневалась на того, кто увозит прочь шкуры, копыта и мясо ее убитых детей. Таков обычай. Духов Степи нельзя гневить. И сейчас он налёг на рычаг и, локомотив начал замедлять ход. Значит уже почти приехали.
Вскинув на плечи рюкзак, Артемий благодарно кивнул машинисту и спрыгнул на землю, рядом с остановившимся поездом. Небо ещё было достаточно темным. «Возможно отец сейчас спит, в такую рань.» - подумал Артемий и завернул за угол вагона.
- Вот он, душегубец! Попался! – раздались обрадованные голоса, и на Гаруспика со всех сторон набросились люди с ножами.
- Получи гад! – свистнуло в паре сантиметров от лица Артемия.
- Прыткий, убивец. – Артемий прижался спиной к вагону и врезал кулаком в лицо, размахивающему столовым ножом мужику. Тот выронил нож и отлетел на пару метров. Младший Бурах кинулся за потерянным оружием и, бок его мгновенно обожгло. Раз! Повернувшись, Гаруспик всадил стальное лезвие в живот, нападавшего. Оттолкнув ногой тело, кулем рухнувшее на траву, он выдернул нож и на замахе полоснул им по боку другого человека, по виду рабочего завода. В ногу впился скальпель третьего противника. Неловко ударивший враг по инерции полетел на землю, и вдогонку получил в спину удар ножа от оборонявшегося. Четвёртый размахнувшись бритвой вскользь ударил , но лезвие только беспомощно скользнуло по плечу младшего Бураха, даже не распоров прочной ткани. Гаруспик отреагировал мгновенно: удар и глухой стон нападавшего, возвестили о том, что драка окончена. Всё… Артемий, выдохнул воздух и выронил смертоносное лезвие, убившее двоих человек. Первый и третий бандит куда-то сбежали. Надо было уходить, как вдруг…
- Итак, Бурах ты почти мёртв. Жить тебе осталось несколько минут.- раздался голос за его спиной, исходивший от столба вагонного крана. Из тени данного металлического сооружения на него уставился человек, в каком-то смехотворном костюме птицы, с маской виде длинного клюва на голове.
- Слушай ты случайно не сердечник? – в голосе наблюдавшего звучало ехидство,- Ты ранен и, наверняка не спал всю прошлую ночь. К тому же голоден. Любая из этих причин может тебя убить. Не говоря уже об этих рьяных поборниках справедливости, местных жителях, что рыщут вокруг. И не смотри на меня так, я просто констатирую факты. Тут неподалёку разгружали вагон с мясом и, вроде бы, носили на склад, я бы советовал тебе его посетить, а то помрешь с голода ненароком.
- Ты кто такой, почему одет в эту маску? – хрипло спросил Гаруспик, но гость молча показал ему в сторону складов, там за пологим холмом был виден свет костра и гомонили голоса.
Артемий бросил хмурый взгляд в сторону холма.
– За что они на меня набро…? – оборвав фразу на полуслове, молодой хирург уставился на темноту возле столба, таинственного советника и след простыл.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


Last edited by Трагик on 19 Aug 2008, 09:30, edited 1 time in total.

 Profile  
Quote  
PostPosted: 07 Aug 2008, 12:39 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Quote:
За несколько лиг до него среди полыни и иван-чая начинают попадаться они, эти травы, и только знающий глаз собирателей растений сможет различить их среди обычного разнотравья.
1. В игре упоминались лиги в качестве меры длины? Дело происходит явно в Британии или Америке... :wink: Если так, то хоть сноску давай - сколько это в километрах.
2. Иван-чай - это разве степное растение? Честно не помню...
Quote:
И это сутра, ещё в предрассветный час!
Что за сутра?
Quote:
По степи неспешно ползёт маневровый локомотив, вероятно, возвращается из столицы, куда с ним отправляли груз плоти детей Бодхо, направленный из Боен.
Почему вероятно? :wink: Откуда он еще может возвращаться?
Quote:
В первом вагоне поезда на жесткой деревянной скамейке позади машиниста сидит молодой мужчина с потёртого вида листочком в руках, видимо письмом, которое он перечитывает, несмотря на предрассветный сумрак.
1. Сложное предложение. Лучше разбить на два.
2. Машинист в первом вагоне? А кто локомотивом управляет? :wink:
3. "С ... листочком в руках, видимо, письмом, которое он перечитывает" - да тут уж не видимо, тут точно - письмо. :wink:
Quote:
Размышления Артемия Бураха, внезапно прервал машинист. Это был получеловек – глухонемой колдун, зубастый номарх, обученный машинному делу.
Ты не перепутал маневровый локомотив и регулярный состав? Это ведь разные вещи.
Quote:
Третий нападавший сбежал.
Трагик, нападавших было четверо. Двоих Артемий убил на месте. Еще один приполз к Анне Ангел и скончался у нее дома. Четвертого отнесли в сторожку к Ласке.

В целом - нормально. Только мало. Еще пиши.
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 07 Aug 2008, 12:50 
Offline

Joined:

29 Aug 2004, 16:52

Posts: 2152

Location: Россия, Москва

Еще писать, десяток-другой страничек, - это, надо полагать, чтобы никто не читал? :twisted:

Имелось в виду - пиши и выкладывай. Мало выложено. W/


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 08 Aug 2008, 11:48 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Обязательно напишу.
А маневровый локомотив, потому что смотрел в хрестоматии Мора. Он там так называется. Про 4 нападавшего честно забыл - извиняюсь, исправлюсь:) Первый вагон - я имел ввиду сам тянущий м-м-м вагон машиниста (не знаю как он правильно называется). А слово "видимо" я употребил, т.к. вначале читатель наблюдает как-бы со стороны. Когда перечитал написанное сам, корявым не показалось. Отчаянно пытаюсь подражать стилю Хрестоматии и фразам игры.
P.s: житель я не степной, но Иван-чай видел всегда в полях. Можете предложить какое другое степное растение (желательно напоминающее белую плеть или савьюр) - я заменю.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 08 Aug 2008, 12:36 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Трагик, в дискуссию вдаваться не буду, просто обрисую то, что видится мне:

… Да, Северо-восточная ветка теперь заслуженно пользуется дурной славой. Раз в месяц прогремит по ней регулярный состав, ведомый испуганным машинистом. Выгрузив в городах почту, строительный материал и товары фабричного производства, он забирает скот и продукты мясных комбинатов. Тогда на поезд верхом взбирается получеловек – глухонемой колдун, зубастый номарх, обученный машинному делу. Он движет состав сквозь ночную Степь, простирает над ней свои длинные пальцы, заклинает духов, мар и дремучих богов, чтобы земля не гневалась на того, кто увозит прочь шкуры, копыта и мясо ее убитых детей.

Т.е. Из Столицы в степи поезд ведет не одонг. А машинист. И ведет он - регулярный состав. Зубастый номарх поезд провожает обратно.

И четко разделение в самой игре, прохождение за Гаруспика, диалог Тяжелого Влада и Артемия:

- Что за регулярный состав?
- Состав с продуктами и прочими товарами, необходимыми для жизнеобеспечения... Сами видите - у нас туту ничего нет. Этот поезд обычно приходит 25 числа каждого месяца... но теперь он опаздывает уже на две недели! Последний состав был в июле.
- Меня привез маневровый локомотив.


Там два транспорта функционируют, как я понял. Тяжелый регулярный состав и маневровый локомотивчик, совершающий нечто вроде чартерных рейсов, созможно - с контрабандой твирина. И именно на таком и приехал Гаруспик. Хрестоматия одно дело, но Гаруспик в Игре приехал в Город, а не в Хрестоматии... :wink: :D
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 11 Aug 2008, 11:55 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Да-да я посмотрел в игре. В сценарии Гаруспика упоминается что он приехал на маневровом локомотиве, который вёл получеловек. Вот из этого я и заключил, что это тот же самый машинист. Об остальном не спорю. Надеюсь скоро допишу ещё одну часть :)
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 11 Aug 2008, 12:22 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Машинист тот же, состав другой. :wink:
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 13 Aug 2008, 12:02 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Был страшно занят, но как-только выдалась свободная минутка написал ещё частичку главы.)Напишите своё мнение, буду рад. Если найдёте ошибки - укажите, исправлю. Старые уже исправил.
...Оглядевшись пару раз по сторонам и не увидев больше никого, Гаруспик пошёл в сторону здания вокзала. Надо сказать, что здание это было весьма и весьма необычное – огромная металлическая громада высотою с два двухэтажных особняка, поставленных один на другой. Она нависала над ближайшими зданиями и степью, создавая отличнейший полумрак у своего основания. Там то и решил прокрасться к складам Артемий и заодно посмотреть на людей, гомонящих у костра.
Да, это был обычный городской люд, вооружённый кто чем: столовыми ножами, ржавыми бритвами и другим холодным оружием. Не оглядываясь по сторонам, они стояли на возвышении и яростно спорили друг с другом. Внезапно один из спорщиков поднял глаза и уставился прямо на гаруспика. Челюсть его начала медленно открываться, исторгая истошный крик. Недолго думая Артемий бросился бежать. Сходу, перемахнув довольно высокий складской забор, Бурах нырнул за угол какого-то склада и спрятался за лестницей. Где-то справа от него раздавались крики и ругань. Пару раз мимо него, не замечая спрятавшейся в предрассветном сумраке цели своих поисков, пробегали люди. Шум стал затихать и перебрался в другую часть складов.
«Лишь бы они не додумались обшаривать всё цепочкой. Кровотечение на ноге так и не утихает. Ещё одного такого прыжка через забор мне не выдержать», – думал Гаруспик, сидя на земле и пытаясь отдышаться.
Стенка склада слева от него приоткрылась, и из незаметной дверки высунулась мальчишечья голова.
- Эй, Потрошитель! Давай сюда. Да быстрее же ты, пока взрослые не заметили.
Доковыляв до двери, Артемий нырнул внутрь. Дверца за ним тут же закрылась. Взору раненого предстало складское помещение, сверху до низу заставленное большими ящиками, между которыми были перекинуты хлипкого вида доски. Тут и там на них сидели мальчишки и девчонки, глазевшие на гостя. Посередине комнаты стояла бочка, на которой был укреплён удивительный фонарь. Стенки этого фонаря были составлены из разноцветных стеклышек. Одна его грань испускала синий с фиолетовым свет, который мягко струился по стенам и скрывал недостатки всех поверхностей. Другая – жёлтый с оранжевым, обдававший теплотой и вызывающий чувство уюта. Конопатый мальчишка, впустивший Гаруспика, теперь стоял у двери, прислонившись к ящику.
- Тебе туда, – показал он на дальний угол.- С тобой хочет поговорить Ноткин. И давай без фокусов, а то ребята живо помощь с улицы позовут.
Решив не задавать до поры до времени вопросов, Артемий пошёл в указанном направлении. Сверху за ним внимательно следили настороженные взгляды. Обогнув стенку из громадных ящиков с импровизированным окошком посередине, Гаруспик увидел открывшийся взгляду закуток. Всё его пространство занимал стол, за которым сидел воинственного вида парень. Его тёмные волосы были коротко подстрижены, хмурый взгляд скользнул с лежащей перед ним книги на мальчишку, сопровождавшего Артемия.
- Что-то гарью тянет, там, что мусор жгут? – спросил подросток.
- Развели костёр на сигнальном холме, убийцу ищут. Как будто им это поможет, – хмыкнул мальчишка.
Тот, кого назвали Ноткином, презрительно ухмыльнулся и посмотрел на Гаруспика.
- Я так полагаю, ты новая фигура в нашем обществе. Боец?
- Доктор, – коротко ответил Артемий.
- Доктор у нас уже есть. Сами не ждали, - улыбнулся парнишка, но тут же нахмурился и подозрительно поинтересовался, - Но ты, надеюсь, не человек Грифа?
- Хм, нет. А кто это? – спросил Бурах, на его памяти никакого Грифа в Городе не проживало.
- Он главарь воровского мира. Квартируется на северной половине складов, – ответил Ноткин.
Дверь, через которую вошёл Гаруспик, распахнулась и в помещение влетела запыхавшаяся рыжеволосая девчонка.
- Ноткин! Только что пробежали люди,.. говорят страшный убийца… ловит полгорода. Спрятался где-то у нашего замка, – тут она увидела Гаруспика и, ойкнув, отбежала за ящики.
- Я только что сошёл с поезда и на меня напали какие-то люди, - Артемий решил взять инициативу в свои руки, - Я не представляю, что им от меня было надо. Почему эти люди на меня набросились?
- Мои ребята видели, как всё произошло, – ответил Ноткин и, бросив взгляд на раны Бураха, прокричал куда-то в сторону, - Эй там, не видите, что ли человек кровью истекает, тащите сюда аптечку!
Рыжая девчонка, которую сначала так напугал вид Гаруспика, выскользнула из-за ящиков и протянула Артемию целую аптечку. Бурах разорвал упаковку, достал из неё бинты и, сняв курточку, начал перебинтовывать свои раны. Ноткин, межу тем продолжал рассказывать:
- Так вот, накануне произошло зверское убийство. Убили одного влиятельного человека. Все горожане очень его уважали и тут же бросились на поиски убийцы.
- Почему же они набросились на меня, я ведь только что сошёл с поезда?- раздражённо спросил Артемий.
- Одна влиятельная особа, мнению которой взрослые очень доверяют, сказала, что убийца под покровом темноты попытается уехать из Города. И ловить его надо возле вокзала. Взрослые, увидев тебя, подумали, что ты и есть этот страшный убийца. По виду, сил бы у тебя хватило на … Ну, в общем, теперь-то нам ясно, что это не ты.
- Значит нужно, объяснить людям, что они ошиблись. Я ведь не могу из-за этой ошибки даже пройти по Городу. Когда вы всё расскажете людям, они отстанут от меня, – предложил Гаруспик.
- Боюсь не всё так просто. Происшествие у вокзала только убедило их в своей правоте, – возразил Ноткин.
- Ну, тогда помогите мне хоть медикаментами, а я как-нибудь разберусь с этим сам. – Артемий ещё больше нахмурился и посмотрел на свои раны. Кровь больше не шла, но одних бинтов для лечения явно было недостаточно.
- Мы бы тебе помогли, да нас самих обокрали! – развёл руками Ноткин. – И ведь как назло именно что медикаменты увели!
- Кто, Гриф?
- Нет! Сволочь эта – Лиза! – взгляд его загорелся гневом.- Лизоблюд! И это накануне войны с псеглавцами. Спёр лекарство, поджёг тайник! Разгорелось как пожар в валежнике, чудом остановили.
- Какое-такое лекарство?- заинтересованно спросил хирург.
- Да порошочки у нас оставались с прошлой вспышки болезни. В общем не важно. Главное что он их у нас украл! Слушай, Потрошитель, а отыщи-ка ты нам его, а я за это тебе свой револьвер подарю. Найдёшь, убей этого Лизу! Ребята говорят, он через пути куда-то убежал.
Перспектива гоняться за мальчишкой, чтобы его убить Артемия не прельщала, но револьвер бы не помешал. « А чёрт с ними! Поймаю мальчишку, отберу порошок и вернусь»,- подумал Гаруспик и сказал вслух:
- По рукам.
Встав со стула, он направился в сторону двери.
- Только если он с собакой будет, собаку не трогай! – крикнул напоследок Ноткин.
Высунувшись за дверь, Артемий огляделся по сторонам. Рассветало. Между складами ветер шелестел листьями деревьев. Всё было спокойно, похоже, его здесь уже перестали искать. Обойдя забор, Гаруспик вышел с территории складов и спустился под железнодорожный мост. Под мостом журчала на мелководье одна из притоков Горхона, Жилка. Сколько Артемий себя помнил, она всегда была неглубокой и спокойной, и пересечь её не по мосту не составило большого труда. Пробравшись через заросли камышей, Гаруспик вышел в степь и направился вдоль канатных столбов в сторону Боен. Он не опасался встретить кого-нибудь здесь в такую рань. По утрам по степи ходили только Черви-собиратели, да его отец. А повстречать здесь отца Артемий бы не отказался.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


Last edited by Трагик on 19 Aug 2008, 09:32, edited 1 time in total.

 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 13 Aug 2008, 18:27 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Quote:
огромная металлическая громада высотою с два двухэтажных особняка.
А почему взята такая система измерения? Написал бы - высотой с четырехэтажный дом.
Quote:
Да, это был обычный городской люд, вооружённый кто чем: столовыми ножами, ржавыми бритвами и другой подобной утварью.
Ножи и бритвы - это утварь???
Quote:
Стенка склада слева от него приоткрылась, и из незаметной дверки высунулась мальчишечья голова.
Там был предрассветный сумрак, так? Створка - незаметна, а голова - мальчишечья. У Артемия глаз - алмаз или были другие приметы, по которым можно было определить пол говорящего? :wink:
Quote:
- Эй, Потрошитель.! Давай сюда. Да быстрее же ты, пока взрослые не заметили.
Да, слухи разносятсы быстро - только приехал, а его уже все знают, Потрошителем называют, не боятся переговоры вести... Не кажется ли это нелогичным?
А, кстати, где живность вся? Это же Двоедушный Уклад. Где Артист? Почему Ноткин не объясняет про Двоедушников?
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 13 Aug 2008, 18:33 
Offline
User avatar

Joined:

05 Aug 2008, 20:02

Posts: 379

Location: Saint-Petersburg

Недочёты, может и есть, но читать интересно. Похвально!
_________________
Еду себе в такси, ни о чём не помышляю и вдруг - идея: "А не прикончить ли мне лорда Эдвера?"


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 14 Aug 2008, 18:40 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

По порядочку: с размером вокзала может я и поскромничал, но мне показалось что 4-х этажей будет достаточно.
Ножи - это столовая утварь, бритва, конечно же нет, но не знаю на что заменить.
Насчёт мальчишечьей головы - помойму в Море мальчишек и девчонок перепутать невозможно, тем более Гаруспик прятался недалеко да и зрением слаб не был.
Потрошителем Гарусика назвал Ноткин в самом же первом диалоге)наверно имелась в виду профессия Бураха, а про Двоедушников просто уже не вошло( не получалось связать с темой диалога).
Странно.Когда переигрывал Артиста там не заметил.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 14 Aug 2008, 18:53 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Меня вот это зацепило - "высотой с два двухэтажных особняка" или допиши - "поставленных один на другого" или подыщи другое сравнение.

У́ТВАРЬ ДОМА́ШНЯЯ — совокупность предметов домашнего обихода: кухонная и столовая посуда, приспособления для хранения и переноски вещей и продуктов питания и т. д. (Рос. Гум. словарь). Замени на "вещи", скажем.

Ты свое прохождени художественно описываешь, пишешь фанфик или же серьезно хочешь написать повесть?
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 19 Aug 2008, 08:12 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Quote:
Ты свое прохождени художественно описываешь, пишешь фанфик или же серьезно хочешь написать повесть?
Что-то между первым и третьим. Вот, ещё написал.
...Вскоре невдалеке показались серые очертания Заводов. Справедливо подумав, что встреча с рабочими не сулит ему ничего кроме нового нападения, Гаруспик решил обойти цеха стороной и сделал небольшой крюк вокруг загона. Слава богу, здешние животные никогда не пытались убежать в степь и поэтому не нуждались в пастухах. Обогнув опасное место, Артемий вышел к каменным глыбам. Довольно высокие , в человеческий рост, камни торчали из земли, прикрывая Бураха от возможных не в меру зорких глаз. Артемия в детстве всегда удивляло – что делают эти глыбины так далеко от скал. Между тем, на одной из них примостился низенький человечек с собачьей мордой и вместо головы. Подойдя ближе, Гаруспик рассмотрел, что это был мальчишка в маске из мешковины, изображавшей голову пса. Малец, глядевший в сторону кладбища, очевидно, заметил Артемия краем глаза и резко обернулся. Закончив разглядывать Гаруспика, он напряжённым голосом спросил:
- Ты ещё кто, зачем тут ходишь? Собираешь твирь?
- Я пришёл по твою душу, пёсик, - жутким голосом протянул Артемий.
- Ах, вот как, значит, ты сними тоже заодно?! И кто же тебя прислал? – в голосе мальчика-пса прозвучала ярость, смешанная с испугом.
- Тот, кто прислал, очень тобой недоволен. Крови твоей хотят, - продолжал Гаруспик, - говорят, ты украл вещь, тебе не принадлежащую.
- Они бы всё равно из-за порошочка этого пересобачились, хе-хе, - в голосе Лизы, а это без сомненья был он, послышалось облегчение, - я им, можно сказать, одолжение сделал. Ну и собачку обидел, так я же не специально.
«Пацан врёт прямо в глаза. Не это он опасался услышать», - подумал Артемий, - «Видать, виновен в чём-то похуже кражи этот Лиза».
- Не верю, – ответил Гаруспик, глядя в то место, где на маске располагались глаза.
Промедлив буквально секунду, мальчишка спрыгнул с камня и попытался сбежать. Но Артемий был готов к этому и нагнал беглеца в три прыжка. Прижатый коленом к земле Лиза, заскулил:
- Ну, поработал на тех и на других. Поиграл в шпиона. Что же из-за этого меня убивать?! Не хочу я быть ни с псеглавцами, ни с двоедушниками.
- Кто такие псеглавцы и двоедушники? За что Ноткин хочет твоей смерти? Рассказывай! – резким голосом потребовал Бурах.
Поёрзав под коленом, но, так и не дождавшись послабления, мальчишка обиженным голосом начал рассказывать:
- Псеглавцы – это такие же мальчишки и девчонки, как и те, что обитают у Ноткина. Только подчиняются они Хану. Ну, знаете, младшему сыну Виктора Каина.
Артемий не знал. Но, решив не вдаваться в вопросы, велел пацану продолжать.
- Обитают они в многограннике. Очень хорошее место для игр, там живут все мечты детей,- на этой фразе голос Лизы стал таинственным, - В общем, псеглавцы – это те, кто охраняет Многогранник, и главный их враг Ноткин. Он когда-то был лучшим другом Хана, но не поделил с ним власть и ушёл оттуда, прихватив с собой Волшебный Фонарь. Хотя некоторые говорят, что его изгнала сама Мать настоятельница. Хан был очень зол. А Ноткин собрал к себе таких же отверженных, как он и обосновался в южных складах, насолив при этом Грифу. До сих пор не пойму, почему Гриф его терпит?..
- Рассказывай, за что дети хотят тебя убить, - напомнил Артемий.
- Ну не могу я рассказать за что… Уж больно гадко, - в голосе Лизы звучала неподдельная боль.- Но я больше не буду.
Очень некстати у Бураха разболелись раны на ноге и туловище. Подлец таки заставил его изрядно пробежаться. Глубоко вздохнув, Гаруспик убрал ногу со спины маленького предателя, Лиза тут же вскочил.
- Ладно, проваливай, - рявкнул на него Бурах, сопроводив слова несильным пинком здоровой ноги под мягкое место. Для скорости.
Где-то невдалеке Гаруспику послышался детский смех и хлопки в ладоши. Не обращая на мальчишку больше внимания, Артемий огляделся по сторонам. В глаза ему бросилась одна странность – по направлению к кладбищу тянулся еле заметный кровавый след. Осмотрев свои повязки, хирург удостоверился в том, что кровь была не его. Полный тревожных догадок, Гаруспик двинулся к кладбищенским воротам. За ними располагались неровные ряды низеньких каменных надгробий. Кладбище было городское. У степняков культ мертвых как таковой вообще не был развит. Он терялся на фоне сложного культа земли. Степняки боятся своих мертвецов и воспринимают их как скверну. Обычай закапывать в землю покойных они считают варварством и удостаивают этой чести лишь избранных – причем сопровождают процесс вынужденного осквернения земли многочисленными очистительными обрядами. Однако они никогда не мешали хоронить своих родственников горожанам. И поэтому на отшибе стояло это кладбище, за которым ухаживал смотритель. Его будка располагалась возле ворот, и, убедившись, что следы ведут именно в неё, Артемий зашёл вовнутрь.
Обстановка в сторожке поражала своей бедностью. Каменные стены, каменный потолок и же каменный стол, со стоящими на нём статуэткой Виктории-защитницы и Неистовой Нины – вот и всё убранство. Возле стола, стояла девушка и испуганно смотрела на вошедшего. Молодое лицо портили мешки под глазами и неряшливые волосы, кое-как зачёсанные или просто откинутые назад. У её ног весь в крови лежал человек. Бурах его узнал – это был один из нападавших. Прижав руки к груди, странная девушка заговорила тихим баюкающим голосом:
- Должно быть, у тебя тяжёлое горе на сердце. Как тебя зовут, откуда ты взялся?
- Почему ты так решила?- нахмурился Артемий
- Я чувствую, - вздохнула она.
- Я Артемий Бурах, - помолчав, произнёс Гаруспик. – А тебя как зовут?
- А меня – Ласка. Я ухаживаю за мёртвыми.
- Красивое имя, но не маловата ли ты для такой работы?
- Мой отец – смотритель кладбища. Но он не может сейчас работать, поэтому я делаю это за него. Мёртвые ведь тоже чувствуют, им там так тяжело, - Ласка снова вздохнула и посмотрела на Бураха.- Зачем ты сюда пришёл?
- Ты мне не рада? – ответил вопросом на вопрос Артемий.
- Рада. Я только спросила, - растерялась дочка смотрителя.
- А это кто? – Гаруспик кивнул в сторону глухо постанывающего раненого.
- Не добивай его! – испугалась Ласка, подбежав, встала между Артемием и чуть живым нападавшим.
- Может мне ему ещё и помочь?! – с иронией спросил Гаруспик.
- А, ты хочешь помочь? – обрадовалась дочь смотрителя. – Как хорошо! Видишь, сколько он потерял крови? Ему нужна кровь. Я бы отдала свою, но моя отравлена. И потом, её у меня очень мало.
- Чем отравлена? – удивился Артемий.
- Твирином, - пояснила Ласка. Только сейчас Бурах сообразил, что запах твири, стоящий в сторожке, значительно насыщенней, чем на улице.- Нужно перелить ему кровь. Я знаю, что в Каменном дворе торгует различными вещами один страшный человек. У него ты мог бы купить крови. Это очень благородно с твоей стороны, помочь этому раненому. Я обязательно расскажу другим детям, о том какой ты добрый.
Поразмыслив над сказанным Лаской, Артемий решил, что такой поступок мог бы неплохо способствовать восстановлению его репутации.
- Ладно. Жди здесь, никого не зови. Я скоро вернусь с нужной кровью.
Покинув сторожку, Бурах размашистым шагом направился в степь. Самое лучшее для него было держаться подальше от города, однако именно туда сейчас и требовалось попасть Гаруспику. Насколько он понял, дом торговца кровью располагался в самом сердце района Створки и, пройти туда удобнее всего со стороны Степи. «По пути зайду к Ноткину», - решил Гаруспик, пересекая воды Жилки в том же самом месте, где проходил раньше. Выглянув из-за края насыпи, Артемий осмотрелся по сторонам и, не заметив ничего подозрительного, скользнул к проёму в заборе складов. Прокравшись вдоль ограды и соседних складских помещений, Гаруспик оказался перед незаметной дверкой Замка двоедушников. На его стук дверца открылась и, Артемий зашёл вовнутрь.
Детишек в помещении значительно поубавилось, видимо с наступлением дня некоторые из них отправились по своим делам или по делам их командира. Гаруспика тут же с ног до головы укутало волшебным фиолетовым светом Фонаря. Мгновенно навалилась сильнейшая усталость, к тому же Артемий вспомнил, что не спал эту и всю прошлую ночь. Пододвинув небольшой ящик к столу Ноткина, Бурах уселся и начал разговор:
- Я встретил вашего предателя.
- Ну и как он тебе? – поинтересовался Ноткин.
- Хм…трусливый, - ответил Гаруспик.
- Вот то-то и оно, что трусливый. Однако же не побоялся пойти против всех, украсть порошочек и поджечь тайник. И зачем это ему вдруг понадобилось? – задал в пространство свой вопрос парень.
- Значит, было ради чего рискнуть своей жизнью. Что такого в этом порошочке? – серьёзным тоном спросил Артемий.
- Да ничего особенного. Сейчас. Когда-то это было единственное лекарство от Песочной Язвы. Пол Города вымерло, пока её не остановили. Но может тот порошок и вовсе не лекарство, а верная смерть. Пока не попробуешь – не узнаешь, - закончив говорить, Ноткин снова задумался.
- Я не стал его убивать, - нарушил молчание Гаруспик.
- У-у-у, какой же ты после этого Потрошитель? – разочарованно протянул командир двоедушников.
- Да с чего ты взял, что я Потрошитель?! – вскипел Бурах.
- Ладно…- мирным тоном протянул Ноткин. – Может это и правильно. Меня уже, вроде, отпускает, а то я от гнева аж дышать не мог! Убивать не надо было. Но ты ему хоть навалял?
- Сам же сказал – собак обижать нельзя, - буркнул Гаруспик. – Он подпадал по некоторым признакам.
Над головой Артемия раздался детский смех. Чуть не вывернув шею, он, обернувшись, посмотрел наверх. На досочках между ящиками сидел маленький черноволосый мальчишка, который и издавал этот звук.
- А ну брысь отсюда! – прикрикнул на него Ноткин. – Будет тут ещё подслушивать разговоры старших. А Таньке выговор, чтоб не таскала сюда своего брата. А если его потом псеглавцы поймают?!
Возмущённо хлопнув ладонью по столу, парень проводил взглядом поспешно выскочившую из-за верхнего ящика сестру мальца. Как только за ними захлопнулась дверца, Ноткин продолжил:
- Ты сделал хорошее дело. Но револьвер, извини, я тебе дать не могу. У нас сейчас самих оружия мало. А вдруг псеглавцы решат пойти на приступ из-за Лизы, подумают - он наш шпион. Зато я всем расскажу о том, что ты не злодей и, ребята мои расскажут!
- Ладно. И за это спасибо, – поблагодарил Гаруспик и поднялся с ящика.
«Что ж, оружие достать не удалось. Но я поднял свою репутацию. Может быть, люди поверят детям и не придется больше ни от кого отбиваться», - думал Гаруспик, выходя со слада.
Не обращая внимания на то куда он идёт, Артемий повернул в проход между двумя постройками и нос к носу столкнулся с прохожим, судя по одежде, грузчиком здешних складов.
- Убийца! – заорал грузчик, но тут же затих, получив удар кулаком под дых.
Бурах бросился бежать. Слева доносился какой-то шум. Выскользнув с территории складских помещений, Гаруспик помчался в сторону Города. Пробежав мимо башни, он попал к домам на тротуар и резко свернул влево. Подобравшись довольно близко с другой стороны к зданию вокзала, Артемий заметил невдалеке старый заброшенный дом с заколоченными окнами. Он на ходу толкнул заднюю дверь и, мячиком отскочив от закрытой двери, решил попытать счастья спереди. Передняя дверь ,как ни странно, оказалась открытой. Забежав в дом, Гаруспик первым делом прикрыл за собой вход, а затем оглянулся на удивленного молодого человека, стоящего в углу. Обстановка внутри домика была довольно странной. Из мебели здесь был старый стол потрёпанного вида, какие-то полки с бутылями и нечто вроде складских ящиков, накрытых матрасом, очевидно, служившее кроватью. По стенам были развешаны толи карты, толи изображения священного Бодхо. Прямо посередине земляного пола располагался колодец. Между тем, молодой человек начал обходить этот колодец, приближаясь к Гаруспику. Выражение его лица сменилось с удивлённого на обрадованное.
- Я знаю, кто передо мной, – произнёс он, протягивая руку. – Вы Артемий Бурах, верно? А меня зовут Владислав Ольгимский, Младший Влад, сын владельца Боен.
Артемий настороженно пожал протянутую руку.
- Это большая удача, что я встретил вас. По городу ходят странные слухи. Дело в том, что ваш отец и ещё один человек были накануне убиты, - произнёс Младший Влад и, увидев, как изменилось лицо Бураха, добавил.- Неужели вы не знали?!
Бурах отшатнулся от Влада и, закрыв лицо руками, сел на кровать. Сбылись его худшие страхи – отец мёртв, а он так и не успел с ним повидаться.
- Я сочувствую вашей утрате, - с болью в голосе произнёс Младший Влад. – Исидор Бурах был великий человек. Я думаю, мой разговор подождёт, а вы должны сходить к моему отцу, он имеет в Городе огромное влияние и сможет помочь. Но будьте осторожны, весь городской люд настроен против вас.
Артемий поднялся с лежака, хриплым голосом поблагодарил Влада за помощь и, открыв дверь, вышел на улицу. Где-то невдалеке за домами раздавались громкие голоса, но здесь, возле вокзала никого не было. Глубоко вдохнув, Гаруспик прошёл за ограду и опять оказался в степи.
Как терпко пахнет твирью местный воздух. Этот запах, как будто бы разлитый вокруг, обволакивает и дурманит. Он проносится по степи и по жарким от полуденного солнца тротуарам города, и стены ему не преграда. Должно быть, именно по этой причине, когда Артемий проходил мимо двух острых высоких камней, ему вдруг померещился голос отца. Утомлённый долгим путешествием, а также всем что на него уже успело свалиться за этот день, он с радостью окунулся в прохладные воды реки Глотки. В этом месте она впадала в Болото. Хотя какое это было болото? Никакой коварной топи не было и в помине – вода здесь всегда была свежая и чистая, она неспешно струилась меж островков камышей, не угрожая ни чьей жизни. Излюбленное место савьюра, твири и белой плети.
Неохотно « вынырнув» из живительных вод, Гаруспик с новыми силами отправился по степи в сторону Города. Невдалеке из степной юрты высунулась любопытная мордочка Червя. «Кровь унюхал», - решил Бурах, и разведя в стороны руки, пожал плечами. Мол, кровь это моя, а чужой с собой всё равно нет. Червь отвернулся и побрёл в сторону Болота.
Вскоре показалась Башня, а за ней и калитка входа в район Створки. Здесь следовало быть предельно осторожным. По тротуарам то и дело куда-то спешили люди. Проскочив в ворота за спиной прогуливавшейся в сторону Собора тётки, Гаруспик быстрым шагом пошёл вдоль ограды особняка «Омут». Каждый миг, опасаясь быть замеченным, он прошёл до конца улицы. И тут, дверь соседнего с особняком дома открылась и на улицу, вывалился подвыпивший мужичонка. Косоглазо уставившись на Артемия, он заплетающимся языком заорал:
- А-а-а, вот ты куда делся! А давай-ка выпьем, друг!!!
Люди, идущие по соседней улице, поспешили брезгливо отвернуться. «Ну, надо же, налакались уже сутра», - раздались возмущённые голоса. Тем временем, мужичёк целеустремленно добрался до Гаруспика и, повиснув на нём, объявил:
- Мы-ы-ы пойдём до дома!
Артемий под прикрытием пьяного тела, повернулся и, чуть не сбив по пути молодого человека с саквояжем, нырнул во внутренний двор. В песочнице двора играли дети, взрослых в близи видно не было. Гаруспик, прислонил задремавшего мужика в тенёк к стволу ближайшего дерева, а сам направился к стоящему напротив дому. Здесь, по словам Ласки, должен был жить торговец кровью. Бурах толкнул незакрытую дверь и вошёл внутрь.
Внутри дома было довольно темно, окна на первом этаже были занавешены. Внимательно прислушавшись, Гаруспик уловил скрип половиц на верху. Артемий поднялся по лестнице, открыл дверь в единственную комнату и очутился лицом к лицу с пренеприятной на вид личностью. «Да-а, Ласка не преувеличивала, когда называла торговца страшным человеком», - подумалось Гаруспику. Торговцем оказался бритоголовый горбун, одетый в чёрный со светлыми полосами свитер, поверх которого был надет фартук. Кисти рук Горбуна были замотаны белой материей, наподобие какого-то плотного бинта. Красные глаза уставились прямо на вошедшего.
- Твоё лицо мне кажется знакомым, - скорее утвердительно, чем вопросительно произнёс он.
- Я похож на своего отца, - ответил Гаруспик.
- А-а, теперь понятно, - протянул Горбун, - что тебе нужно от меня, вредитель?
На лице Артемия появилась гневная гримаса, но тут же исчезала.
- Мне нужна кровь.
- Крови у меня нет, - сказал торговец и, губы его сложились в довольную ухмылку. – Но если ты готов отдать свою, изволь я упакую.
- Я готов, - не дрогнув, ответил Бурах.
Горбун засеменил к стоящему около шкафчику и достал от туда специальные принадлежности. Через десять минут пакет с кровью был наполнен. Артемий с трудом поднялся со стула, взял пакет и пошёл к выходу.
- Эй, стой. А оплата? – сзади раздался разочарованный голос горбуна.
- А об оплате речи не было, - на ходу ответил Бурах и с силой хлопнул дверью перед носом торговца. Спустившись по лестнице, он вышел из дома.
Голод, раны и кровопускание давали о себе знать – Артемий покинув дом Горбуна, дошёл до песочницы и присел отдохнуть. Дети уже ушли, кто-то из них потерял тряпичную куклу, валяющуюся сейчас в песке. Бежать до сторожки Ласки не было никаких сил. Подумав, что своё здоровье дороже и, в конце концов, если он свалится без сил, то и раненый умрёт тоже, Гаруспик решил направиться в «Сгусток», особняк Старшего Влада. Влад Ольгимский был боосом Боен и единственным человеком на данный момент, которому Артемий мог доверять. Там он рассчитывал поесть и отдохнуть.
Встав на ноги, Гаруспик отряхнулся, положил пакет с кровью за пазуху и пошёл в сторону моста. Идти по Городу было, мягко говоря, не безопасно, но иного выхода Артемий не видел. Перелазя невысокие каменные оградки, он добрался до набережной. Стараясь не привлекать внимания, перебрался за ограждение и вдоль дамбы перешёл неглубокую речку. Пробираясь по дворам, Артемий пересёк район Почка и мимо ругающейся посреди улицы супружеской пары прошмыгнул в сквер. Оттуда, прячась между домов, всякий раз как кто-то проходил около, Артемий попал часть города под названием Утроба. Здесь и располагался «Сгусток». Преодолев ещё пару заборчиков, Бурах пересёк улицу и оказался перед дверью особняка. На стук спустя некоторое время ему открыл сам Влад Ольгимский. Отступив, он пропустил Артемия в дом и закрыл за ним дверь. Оглядев Бураха с ног до головы, Старший Влад добродушно произнёс:
- Проходи, проходи. Нечего тебе на пороге стоять. Небось голодный, а у нас сейчас как раз обед. Не удивляйся, обедают у нас поздно, дела, знаешь ли.
Показав на соседнюю дверь, Влад вместе с Артемием зашёл в обеденный зал. Помещение было отделано каким-то, наверняка не дешевым здесь в степи, деревом. Посередине стоял громоздкий стол из дуба. Обед был накрыт на троих, и за столом уже сидела девочка, волосы её отливали медью, на вид, ровесница Ноткина.
- Знакомьтесь, моя дочь, Виктория, - произнёс Влад Ольгимский и ,жестом остановив Бураха, добавил. – А вы… я сразу догадался кто передо мной, Артемий Бурах. Знаю о вашем горе и сочувствую, мой мальчик.
Артемию, севшему за стол, больших трудов стоило не слишком рьяно наброситься на еду. Старший Ольгимский, между тем, продолжал:
- Я Владислав Ольгимский, боос…наверно вы помните меня?
Гаруспик попытался ответить через набитый едой рот. Получилось не очень.
- К вашим услугам, к вашим услугам, - расплылся в улыбке боос Влад. – А я и не думал, что вы ещё так молоды.
- Вы думали, что я должен быть старше, - сделав могучее глотательное движение спросил Бурах.
- Нет, нет… Но ваш отец был так стар…Мне казалось что и вы тоже будете немолоды.
- Так вы ждали меня? – насторожился Гаруспик.
В дверь особняка кто-то постучал. Влад Ольгимский, приказав Артемию оставаться на месте, пошёл открывать дверь. В прихожей раздался громкий встревоженный голос.
- Господин Владислав, я только что шёл по улице и увидел как к вам зашёл кто-то большой. Я подумал, может это давешний убийца?
- Нет, нет. Благодарю за беспокойство. Это мой гость, Станислав Рубин. Вы должно быть его не узнали.
- А, ну тогда ладно. Извините, если помешал.
Дверь захлопнулась, и Владислав вернулся в комнату.
- Вам надо быть поосторожнее сейчас. Люди у нас глазастые, - сказал он, опускаясь на стул.
- Так вы меня ждали, - продолжил прерванный разговор Бурах.
- С некоторых пор, с некоторых пор. Некая особа, - Влад кинул взгляд на окно, недалеко от которого сидела Виктория, - чутью которой я доверяю, объявила, что вы явитесь со дня на день. Но об этом позже. Я очень рад нашей встрече, Артемий.
- Я теперь старший в нашем роду. Можете называть меня служитель или гаруспик. Кстати, какие-то мерзавцы напали на меня, сразу же, как только я сошёл с поезда. Мне говорили, что меня подозревают в убийстве какого-то влиятельного человека.
- Не подозревают. Уверены, мой дорогой мастер, уверены. Нынешней ночью были убиты Симон Каин и ваш отец. Более того, почерк вроде схожий. Опять же обстоятельства – виделись они накануне. У обоих странная смерть, не под силу обычному человеку.
- Но я только сегодня прибыл. У меня есть свидетель! – Артемий ударил кулаком, с зажатой в нём вилкой по столу. Отчего супница, стоящая на другом конце стола подпрыгнула на десять сантиметров, но была ловко поймана Викторией и водворена на место.
- И кто же этот свидетель? Получеловек, к тому же глухонемой. Не смешите меня. Так. У вас есть оружие?- переменил тему Старший Влад.
- Нет, - ответил Гаруспик.
- Ну это и к лучшему. Вам пока нужно получить наследство, а для этого – оправдаться. Каины дело о Симоне странному человеку поручили, бакалавру медицины. Прибыл он внезапно, издалека, будто нарочно подгадал. Он убийцу и ловит.
- Советуете встретиться с ним?- понял Артемий.
- Именно! – прищурился Влад, - Свиреп, говорят, но это для вас единственный шанс.
- Ладно, потолкуем, - решился теперь уже старший Бурах.
- Вечера, вечера дождитесь. Он сейчас по делам бегает, не поймаешь. А вот часиков после шести будет в «Омуте» у Евы Ян. И поосмотрительнее там. Я слышал, друг вашего детства, Стах Рубин – лучший и преданный ученик вашего отца, поклялся убить вас. Берегитесь его, этот человек ослеплён гневом и отчаянием. А сейчас лучше отдохните.
Артемий положил нож с вилкой на стол и задумался. Влад Ольгимский отошел в соседнюю комнату. Его дочь тоже отложила столовые приборы и произнесла:
- Как папа вам уже говорил, я Виктория, но друзья зовут меня Капеллой.
- А мы будем друзьями? – откликнулся Гаруспик.
- Конечно! – обрадовалась Капелла.- То есть… я очень на это надеюсь. Ты веришь в предчувствия?
- Да, - ответил Артемий.
- У меня такое чувство, что … мир рухнет. И мне чем-то придется пожертвовать ради новой жизни. А ты мне в этом поможешь, - Виктория вопросительно посмотрела на него.
- Я буду рад тебе помочь, - совершенно не удивляясь, ответил Гаруспик.
Он знал, что матерью Капеллы была знаменитая Виктория Ольгимская. Все население Города когда-то называло ее своей благодетельницей, хотя она никогда не занималась
благотворительностью – ни раздачей денег, ни устройством приютов, ни уходом за теми, кто не мог о себе позаботиться. Она делала мало добрых дел – но всегда «пряла свою пряжу». Надо понимать это так, что самим фактом своего существования она не давала развиваться дурным начинаниям и разрушительным событиям. Говорили. Что она была сильной телепаткой и предчувствовала грядущие события. Похоже её дочь унаследовала этот талант.
- Ты стал жертвой ужасной ошибки, но я тебе помогу выяснить правду об убийстве твоего отца. На этом листочке я написала имена, - Капелла протянула Артемию лист бумаги. - Все они дети. Они могут помочь. Возможно, некоторые из них виделись с Исидором вчера, перед тем как он ушёл в степь. Но в дом вашего отца лучше не ходите, там сейчас полно людей Сабурова.
В дверь снова постучали. Из прихожей долетели голоса старшего и Младшего Ольгимских. Вскоре в комнату вошёл Младший Влад, а за ним его отец.
- Опять где-то пропадал, всё возишься с этими Червями?
- Да, ладно тебе, пап. Я же дел из-за этого не бросаю, - отмахнулся Младший Владислав, и повернулся к Артемию. – Так значит, Исидор оставил вам наследство. Это сомнительная удача. Кажется, он был небогат?
- Даже беден, - ответил Бурах. – Но моя удача тут не причем.
- Я имел ввиду не количество денег, - усаживаясь за стол, возразил Влад. – Зная вашего почтенного родителя, смею предположить, что в его наследстве не только деньги. Это ведь Исидор Бурах. Традиция семьи знахарей подразумевает, что в этом наследстве в основном… нематериальные ценности. Так?
- Откуда вам это известно? – в свою очередь спросил Артемий.
- Ну, это же очень маленький городок. Привыкайте к тому, что все тайны, кроме тех, за которые приходиться платить жизнью, здесь мгновенно становятся достоянием общественности. Что-нибудь всегда просачивается. Хотя, -Влад не мог не отдать должное, - традиции степи хранят свои секреты тщательнее других.
- И это радует, - добавил Бурах.
- Кстати, о традициях. Меня всегда поражало то, насколько вы, Бурахи, верны долгу. Для всей вашей фамилии это понятие священно. Ойнон, мудрец, не может допустить, чтобы мёртвые из его рода имели невыполненные обязательства.
- Это так, - подтвердил Гаруспик. – Тогда род служителей лишается права на исключительное знание. Гаруспик с нечистой совестью – не гаруспик.
- Именно так, - продолжил Младший Влад. – Но ведь вы плохо знаете местные традиции, хотя и происходите из коренной семьи? Вас увезли, когда вы были ещё ребёнком.
- Похоже, вы знаете больше меня. Откуда? – спросил Артемий.
- Я увлекаюсь местным фольклором.
- Я говорю о личных обстоятельствах отца, о наследстве.
- Простые умозаключения, … что в этом наследстве вместе с бесценными знаниями, возможно даже с уникальными рецептами снадобий и, конечно, материальными ценностями – вы получите обязательство. Страшное обязательство.
- Какое же? – полюбопытствовал Бурах.
- Обязательство весьма рискованное, обязательство опасного рода… Я бы подумал прежде чем принимать такое наследство, - Владислав испытующе посмотрел на Артемия.
- Нет. Это не в моих принципах, - твёрдо ответил хирург. – Я не оставлю отца за порогом жизни с бременем, которое мне страшно принять.
- Так я и думал, - Младший Влад расслабленно откинулся на спинку стула. – Вы истинный сын своего отца.
Гаруспик отложил в сторону нож и вилку и поднялся со своего стула.
- Уже уходите? – удивился Старший Ольгимский. – До шести ещё много времени, оставайтесь у нас. Отдохните.
- Я вам благодарен, но у меня ещё есть парочка неотложных дел, - направляясь к выходу, ответил Артемий.
- Мой вам совет, - крикнул вдогонку Ольгимский-сын. - Познакомьтесь с Грифом. Это воровской король, он живёт на северных Складах. Контрабандист и нелегальный изготовитель твирина, редкий по гнусности экземпляр, но не без принципов. Запомните Григорий Филин, среди воров – Папа Григорий. Его люди шныряют повсюду, он вкурсе всего необычного, что творится в Городе.
Ещё раз всех поблагодарив, Бурах вышел из особняка.

Про оружие писать не стал, т.к. Старший Влад радовался, что у Гаруспика его нет - это полезнее для его пошатнувшейся репутации.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


Last edited by Трагик on 21 Aug 2008, 09:50, edited 2 times in total.

 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 19 Aug 2008, 20:58 
Offline
Некромант-Реаниматор
User avatar

Joined:

14 Jun 2006, 11:33

Posts: 2125

Location: Из снов и сбивчивых мыслей

Господи, не придирайтесь вы к деталям. Это художественное произведение, черт возьми! =)
Ощущение, будто человек пишет историческую книгу по мору.

Автор, добавьте в название слово "по мотивам" и может будет меньше придирок к доСТОверности.

Рассказ скачал, читаю. Не уверен, что успею написать коммент. Извиняюсь заранее...
_________________
Появится возле Буфалора
Высокий человек и войдет в Милан.
Аббат из Фуа и почитатели святого Мора
Совершат обман, переодевшись в простолюдинов.


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 19 Aug 2008, 22:00 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Дьявол обитает в мелочах. :wink:
Да я особо и не придираюсь. Только к тому, что несколько нелогично и может потом помешать. Вопрос о поезде был принципиальным - Гаруспик на нем возвращается (состав, прицепленный к нему, не упоминался), а потом - бац! Говорят, что поезд задерживается, а потом его вообще не будет... Ну люблю я логику, что с этим поделать?
Хотя, есть вопрос относительно этой фразы:

Его люди шныряют везде в той округе, он наверняка, знает, кто устроил засаду на Станции.

Она зачем? Кто засаду сделал - известно. Не логичнее ( :wink: ) ли будет написать, что у него можно разжиться информацией о происходящем в городе и оружием?
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 21 Aug 2008, 14:15 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Вооружившись всей своей логикой, написал ещё небольшую часть.)

...Ещё раз всех поблагодарив, Бурах вышел из особняка. Быстрым шагом он пересёк улицу и оказался во дворе. Дойдя до конца двора, Гаруспик в который уже раз перелез через высокий забор. К сожалению это был единственный допустимый для него способ передвижения по Городу. Снова оказавшись на Складах, Артемий пошёл в сторону железной дороги. Где-то здесь, по словам Ольгимского, должен был квартироваться Гриф. Поглядывая по сторонам, Гаруспик пересёк складской двор и вошёл в один из тесных проходов. В дальнем его конце внезапно возникли двое. Один держал в руках револьвер.
- Я бы не советовал тебе убегать, господин Бурах, - прокричал тот, что был с оружием. – С тобой хочет поговорить, папа Григорий.
Приблизившись к Артемию, он опустил револьвер.
- Можешь убрать своё оружие. Я совсем не против поговорить с Грифом, - предупредил Гаруспик.
- Ну, вот и прекрасно, - обрадованным голосом заявил бандит, убрав пистолет, но при этом заходя Артемию за спину. – Тогда мы проводим тебя и концы в воду… то есть дело с концом!
Выйдя из прохода, Бурах и его провожатые направились в сторону больших складов. Подойдя к одному из них, ведущий конвоир постучал в железную дверь. Этот склад отличался от других, пожалуй, лишь тем, что перед его входом в старой ржавой бочке кем-то был разведён огонь. Спустя несколько секунд дверь открылась и Гаруспик с его двумя провожатыми оказался внутри. Это помещение, как и замок Ноткина, было заставлено разнокалиберными ящиками. Правда их стояло не так уж и много, зато между ними в тени расположились люди. Это явно был лихой люд: прищуренные глаза и откровенно злобные взгляды, которые бросали на Бураха, не оставляли сомнений в намерениях их обладателей. Кое-кто поигрывал бритвой или ножом. Справа от Артемия на ящике сидел человек и протирал какое-то разобранное оружие. Неподалёку от него тонкий субъект, с повязкой на лице хвастался перед товарищами набором отмычек, как он утверждал собственного изготовления.
Пройдя мимо стола, заставленного кубками и шкатулками, Гаруспик приблизился к укреплённому на груде ящиков трону. Чуть в сторонке от трона, возле ещё одного на этот раз обеденного стола, положив руку на руку, стоял человек. Был он молод и светловолос, на Артемия пронзительно глядели голубые с красными белками глаза.
- Ну, по тебе сразу видно, что лучше не задирать! – неприятно улыбаясь, произнёс он. – Обсчитывать будем, как без этого, а ссориться – нет. Знаешь ли, почётнее воровать, чем убивать. Ты, наверное. Другого мнения?
- Сомнительный выбор, - хмыкнул Гаруспик.
- Ну и ладно, - не огорчился собеседник и, раскинув в стороны руки, торжественным тоном произнёс, - добро пожаловать в нашу воровскую берлогу. Меня зовут Гриф. Мы здесь контрабандой промышляем, твирином. И поэтому всё, что запрещено тут водится в изобилии…Нет-нет. Я уже знаю, кто ты. Те, кто от тебя живым ушёл, мимо нас пробегали. Спрашивали, не из наших ли ты. Нет, говорю и пожимаю плечами.
- Не из Ваших? Вы что тут не одни квартируете?- делано удивился Артемий.
- Ещё бы одни! Здесь на складах от века тёмный сброд гнездился. К убийствам, грабежам, да насилиям привычный. Мы главные, хоть этим да утешаемся. Мы же официально не воры – кладовщики. Но селится и новая кровь… А главное мальчишки, щенки силу взяли! – возмутился Гриф. – Вот уж не ожидали. Играли тут молокососы. Мы эту мелочь не трогали – чего возиться. Подзатыльник и с глаз долой. Ну, они и пошли атаманить. Боевые части завели, псов кусачих. Я терпел… Так теперь они на мой товар замахнулись! Этого уж я терпеть не буду. Шиш.
И в подтверждение своих слов, Григорий показал Гаруспику дулю.
- Что, войну им объявишь? – усмехнулся Артемий.
- Сначала с одним разберусь, самым борзым, - сощурившись, проговорил Гриф. – Был тут у них предатель, нам стучал – за шкуру свою боялся. А теперь, сучонок, всех сдал! И своих и наших. Отравил одного из моих воров, хабар забрал, сбежал в Степь и залёг там, гадёныш… Искали – не нашли в темноте.
- Я его встретил в Степи, он пробирался на северо-запад, - припомнил Гаруспик.
- И ты его отпустил, мил человек, - Филин аж подпрыгнул на месте после кивка Артемия. – Ох, зря это ты…Вот же зря!
- Это мой дело, - возразил хирург.
Гриф, кажется, потерял к Бураху всякий интерес. Поморщившись, он почесал левое плечо и пробормотал:
- Швы что ли опять разошлись?
- Ты бы к доктору сходил, - посоветовал Артемий.
- Да заходил уже ко мне эдакий важный доктор, заходил. Приезжий. Если он тут останется, подружиться что ли надо … вышла бы старому Исидору замена. Но уедет конечно же, - вздохнул Григорий, - Тебя искал! Метал искру, торопился…
- Что он говорил? – насторожился Гаруспик.
- Убить тебя грозился! Опасный тип. Хлыщ хлыщом, а в глазах что-то такое есть. Я бы ему поперёк дороги не вставал, даже с твоими кулаками - доверительно посоветовал Филин. – У этого суд короткий.
- Я его сам поищу, - пообещал Бурах.
- А если он тебя прежде найдёт? - живо поинтересовался Гриф.
- Это вряд ли, – разворачиваясь, сказал Гаруспик. – Если разговор у нас закончен, я, пожалуй, пойду.
- Иди с богом, - махнул рукой Гриф и добавил, – я своим сказал, что бы тебя не трогали.
Пройдя через логово Грифа, Артемий беспрепятственно открыл железную дверь и пошёл по территории Складов. Люди, попадавшиеся по пути, недоброжелательно на него косились, но не нападали. Здесь власть папы Григория, судя по всему, была очень крепка. Выйдя за ворота, Гаруспик увидел мальчишку, сидящего на вагоне и глазеющего во все стороны. Мальчишка, в свою очередь, заметив Артемия, громко свистнул. Через несколько секунд из-за ближнего вагона, вышел Ноткин и направился к нему.
- Эй, Артемий! Для тебя новости есть. Не стоял бы ты тут у всех на виду, - и отодвинув створку вагона, Ноткин забрался во внутрь. Бурах последовал за ним.
- Какие новости, - усевшись на корточки в темном грузовом вагоне, спросил Артемий.
- Заходил недавно сюда столичный хлыщ! Тебя разыскивал. Держался властно, слова сквозь зубы цедил… «Если, говорит, поймаю этого убийцу – кровь из него по капле выжму – так он мне всё счастье моей жизни поломал!» Во какой. С ним шутки плохи.
- Опасен он? По капле, говоришь? – сжал кулаки Гаруспик.
- Так это он говорит, - охотно пояснил Ноткин. – А мы ему – не ходил тут такой, не знаем никакого убийцу.
- Ещё что говорил? – похрустывая костяшками пальцев, поинтересовался Бурах.
- Ещё говорит, - начал припоминать парень, - не боюсь, говорит. Я, говорит, знаю, что он мастер пятерых надесятеро рвать, но со мной у него выйдет другой разговор. И полу плаща этак вот отворачивает – а у него там револьвер многозарядный!
- Понял, спасибо, что предупредил, - он похлопал Ноткина по плечу и, вспомнив, что сказала ему Капелла, спросил. – Слушай, а ты видел вчера Исидора Бураха, моего отца?
- Ну… - задумался командир двоедушников, - Говорят, что степной демон его убил. Шабнак - костяная людоедка, знаешь? Потому что когда его нашли, из груди у него торчал её коготь! В общем, конечно, не обязательно её … но это был коготь чудовища. Или клык … кость, в общем.
- Что? – растерялся Артемий. – Какого чудовища?
- Огромного. Коготь размером с локоть, - сказал Ноткин и, подняв продемонстрировал свою согнутую в локте руку. – Кривой, костяной, у основания сломанный. Тут и понеслась весть, что из Степи вышла к нам костяная людоедка из страшных сказок – Шабнак адыр!
- Так ты когда Исидора-то видел в последний раз? – напомнил ему Гаруспик.
- А, ну да. Ребята вчера сказали: он вернулся из Степи, я сразу и пошёл к нему в гости. Он же в Степь уходил надолго, - пояснил Ноткин. – Думаю, расскажет мне про Быков. Пришёл, а там дым, чад стоит, вонь такая, будто одеяло жгли. Свет горит, а самого дома нет. К Симону, говорят, ходил. Вернулся поздно и меня прогнал.
- Прогнал?
- Аж ногами затопал! И близко, говорит, ко мне не подходи. Я удивился, он всегда добрый ко мне был. Думаю, может я, что дурное сделал? – огорченно добавил парень. – Ну, а потом Лиза, гад, устроил тут переполох. Пришлось вернуться. Про коготь я уже утром узнал, сам не видел.
- Хм, или у меня такие ногти? – горько усмехнулся Артемий.
- Да, я слышал… На тебя поклёп возвели. Людям сказали – хватайте убийцу Симона, он де на Станцию побредёт. Это же до когтя было, Исидора тогда не нашли ещё. Потом объявили – убийца один и тот же, Симона Шабнак угробило. Ну и запуталось всё… - ответил Ноткин, и поспешил добавить. – Но мы людям весь день сегодня правду рассказывали. Мол, видели мы – не ты это. Только в районы псеглавцев не заходили.
- Спасибо тебе, Ноткин, - сказал Гаруспик, и оба выбрались из вагона.
Не успел Артемий сделать и шагу, как к главному двоедушнику, подлетела какая-то девчонка и затараторила:
- Ноткин. Война откладывается. Только что к Вокзалу подошла делегация псеглавцев. Мир предлагают!
- Это почему ещё, - мигом насторожился парень. – Они же сокрушительный удар готовили, наши говорили, семьдесят голов собралось?
- Они говорят: « раз такие дела сейчас творятся, объединяемся и ловим оборотня». Знаешь «Баур-мегес», сборник степных сказаний? Вот там есть про то, что такое оборотень. Был одним человеком, а обернулся – стал каги. Из него смерти исходит. Ну, вспомнил?
- Понятно. Прихвати ребят, и пойдём, нечего зря языком чесать, - ответил Ноткин, и они побежали к Сладам.
Гаруспик в свою очередь повернулся и поспешил по путям в сторону кладбища. «Пока он тут со всеми разговаривал, раненый мог и умереть», - навязчиво вертелась в голове у него эта мысль. Прикрывшись, на всякий случай железнодорожной насыпью, Артемий через Заводы прошел до кладбищенской ограды. Нырнув в открытые ворота, он без стука вошёл в сторожку Ласки.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 22 Aug 2008, 18:29 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Раненый всё ещё лежал на полу. Около него, положив руку на лоб, сидела Ласка.
- Вот, я принёс ему кровь. Хотя это дорогого стоило, - протягивая пакет с кровью, сказал Артемий.
- Ну, наконец-то! – обрадовалась дочка смотрителя, аккуратно принимая пакет. – Это было доброе дело. Я всем о нём расскажу.
«Если тебя послушают…»- подумал про себя Гаруспик, помогая Ласке заливать раненому новую кровь. Пока они вместе трудились, ему пришёл в голову один вопрос, который спустя мгновения он и задал:
- Слушай Ласка, а ты знаешь, где находится новый дом Исидора Бурах?
- Конечно. Только никакой он не новый, старенький даже. Это в Земле, Кожевный квартал, севернее Термитника. А зачем он тебе?
- Исидор бал моим отцом.
- А-а-а, я не знала, - сочувственно произнесла девочка. – Впрочем там живёт мой приятель – Спичка! Спичка по прозвищу Поползень. Знаешь кто это такой? Это пронырливый змей.
- Вообще-то это птица. Ну ладно, я сам отыщу. А ты подержи-ка ему правую руку…
Спустя некоторое время раненый открыл глаза и с трудом заговорил:
- А ты вытащил меня, земляк…Почему не добил?
- Я сделал это для себя, а не для тебя, - осматривая рану ответил молодой хирург.
- Слова честного человека! – расслабленно выдохнул бывший противник. –Как мне отблагодарить тебя? Отдать чего?
- Скажи мне лучше, кто тебя послал? – задал не выходящий из головы вопрос Артемий.
- Да… Само оно как-то… Мужики сказали, один из хозяев награду за убийцу обещал… Не то Каин, не то Толстый Влад. Вот они-то и посылали в дежурство. Сказали, уходить будет – поезд караульте. А то он нырк в вагон и поминай, как звали.
- Тогда зачем было бить того, кто выходил из вагона? – рассерженно спросил Гаруспик.
- Глупость наша…нехорошо вышло. Прощения просим, земляк, - усиленно за извинялся раненый, и с надеждой взглянув на Артемия, попросил. – Мне бы да дома дойти, тут недалеко. А я бы всем рассказал, что вы не убийца.
- Да. Не убийца, а жертва, - посмотрев мужичку в глаза, уточнил Бурах.
- Нам это не сложно!- обрадовался раненый. - Всем народом разнесём, будьте покойны. Сегодня же правду восстановим.
Поддерживаемый Гаруспиком, недавний враг бок о бок с Артемием вышли из сторожки. Покинув кладбище, они пересекли железнодорожное полотно и направились к кварталу Сырые застройки. Там и жил раненый. Они прошли мимо непонятного назначения ямы под навесом и, через проём в невысокой загородке, вошли в город. Сырые застройки был небогатым районом Города. Это было видно по расходящимся в разные стороны неухоженным улочкам и трех этажным, рассчитанным явно не на одну семью, домам. У второго справа дома Артемий с раненым остановились. Гаруспик постучал. После непродолжительного ожидания, дверь раскрылась и на пороге возникла женщина. Увидев Бураха, она мигом приготовилась кричать. Но раненый отреагировал быстрее - подняв руку, он замахал ей на хозяйку и рассерженно заговорил:
- Не кричи, дура! Это мой спаситель. Если бы не он, я бы по своей глупости, валялся сейчас на кладбище мёртвый.
К дому начал подтягиваться любопытный народ. Кое-кто тыкал в Артемия пальцем и опасливо отходил, чтобы поглазеть на происходящее из далека.
- Ну, да, - приободрённый всеобщим вниманием продолжал мужичок. – Мы то с товарищами , не разобрались что к чему и набросились сразу на человека. А то, что он не на поезд спешил, а, наоборот, с поезда выходил, и не подумали. И молодой, ясно дело, стал защищаться. Но зла на меня он не держал, и когда обнаружил еле живого в сторожке Ласки, то не убил! Совсем, даже наоборот помог, от смерти меня спас.
Люди вокруг одобрительно загомонили. Один даже отважился, встав на цыпочки, похлопать Артемия по плечу.
- Конечно не дело…- говорили вокруг. – На честного человека охотится нечего… Надо же рассказать…
Гаруспик, передав раненого его жене и выслушав кучу благодарностей, неуверенно двинулся по улице. Быстроногие мальчишки понеслись разносить сенсационную новость по улицам. Люди смотрели во все глаза, но такого рода внимание ему не мешало. Перед ним высилась громада Термитника. Громадная ночлежка для мясников и червей, изначально степных жителей. Они по виду напоминали гладких двуногих и клешнеруких ростом с человека червяков. Артемий давно интересовался их происхождением. В других городах, где практиковал и обучался молодой хирург, и слыхом не слыхивали о таких созданиях. Правда и поговорить об них с другими докторами у Бураха не получалось, кто-то решал что над ним подшучивают, а кто-то сам поднимал Артемия на смех. Ночлежка по праву пользовалась у горожан дурной славой, да и сам Гаруспик туда не собирался заходить. Решив всё же не мозолить людям глаза, Артемий свернул на боковую улочку и прошёл между двумя двойными домами, соединёнными межу собой верхними этажами, но оставляющими снизу проход. Оставив позади главные улицы, Гаруспик попал на заросший травой пустырь. Посередине его межу камней выделялся белоснежный костяной рог, глядевший острым концом в небо. «Пустырь костного столба», - вспомнил он. – «Значит где-то недалеко дом отца». Артемий пересёк огороженное со всех сторон забором место и оказался напротив двухэтажного дома. Этот дом единственный выходил парадной дверью в данный закуток, а не на улицу. Возле входа в него стоял крепкий мужик с повязкой городского дружинника на руке и грозным голосом что-то выговаривал плачущей женщине. «Вот он, дом отца!» - понял Гаруспик и подошёл к дружиннику. Тот, отвязавшись, наконец, от женщины, повернулся в сторону нового гостя и хмуро произнёс:
- Ну и ну… денёк. Зачем пожаловал, дружище?
- Мне бы войти в дом…дружище, - ответил Артемий.
-Нельзя. Не видишь, бестолочь, замок надёжный! А ключи унесли те, кого спешно отозвали на блокаду Термитника. Так что никак невозможно. А ты, собственно, кто таков будешь? Не тот ли самый убийца? – дружинник поспешно принялся рыться в своих карманах.
- Нет, я его сын,- Гаруспик подошёл поближе и резко огрел ретивого служаку кулаком по голове. Дружинник кулем повалился на землю. Пристроив его отдохнуть между домами возле заборчика, Артемий быстро направился по улице к ночлежке рабочих из Боен.
«Громилы, оцепившие ночью дом отца, направились к Термитнику», - на ходу думал он. – «Интересно, что им там понадобилось? Как бы то ни было – ключи у них».
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 25 Aug 2008, 15:49 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Представляю на прочтение следующую часть. Надеюсь величина темы не распугала новых посетителей.

...Почти бегом Артемий добрался до здания ночлежки. Когда перекрёсток остался позади, он замедлил шаг и, прижавшись к обшарпанной стене Термитника, выглянул из-за угла. В нескольких шагах от него стояли, разговаривая между собой два дружинника.
- Вот и всё, вход мы перекрыли, теперь отсюда и муха не вылетит. Я думаю, можно идти по домам, - говорил первый из дружинников.
- А как же дом Бураха? У тебя же от него ключи остались, надо их Сабурову отнести, - возразил второй.
- Ах ты, чёрт! Совсем забыл. Ты давай домой иди, а я сейчас до «Стержня» сгоняю.
Гаруспик поспешно отбежал за стоящий возле Термитника забор, и через щель между досками наблюдал за тем как на дорогу вышли двое человек. Распрощавшись друг с другом, они разошлись в разные стороны. Один из них свернул в сторону Сырых застроек. Второй пошёл в Кожевный квартал. Артемий выскочил из-за укрытия и последовал за вторым дружинником. Тот миновал пустырь и дом Исидора и свернул в подворотню, выходящую в буйно заросший травой двор. Услышав, как за его спиной что-то шуршит, стражник резко обернулся. Кулак Гаруспика врезался ему в скулу. Дружинник отлетел на пол метра и упал в траву, не шевелясь. Артемий подошёл, присел на корточки и проверил пульс. «Сердце бьётся. Жить будет», - удостоверился хирург. Внимательно обшарив карманы охранника, Артемий нашёл в жилете связку ключей. Следовало поторопиться - первый охранник мог уже прийти в себя и позвать подмогу. Подойдя к дому отца, он нашёл ретивого дружинника без сознания на том же месте. Бурах приблизился к двери и начал подбирать ключ. Через минуту замок поддался, и Артемий вошёл.
Внутри дома было темно, воздух стоял горький и пах гарью, дверь слева от входа была занавешена красным полотном. Пройдя несколько шагов по коридору, Гаруспик оказался перед столом. По-видимому, этот он был рабочим местом отца. На полированной поверхности лежали книги и журнал приёмов, на одной из книг стояла штафирка с колбочками и пробирками. Возле стола стояла тумбочка с черепом быка на ней. В глаза бросался странный беспорядок в кридоре, стулья кругом разбросаны – толи в результате борьбы Исидора с убийцей, толи стараниями тех самых дружинников. Артемий внимательно осмотрел стол и затем повернулся в сторону спальни. Он зашёл в комнату и остолбенел. Если в доме и был беспорядок, то в спальне царил хаос и разгром. На полу валялись обгоревшие клочки одежды, тумбочки сдвинуты, к стене возле кровати под наклоном прислонилось трюмо. На потолке и других поверхностях лежал толстый слой копоти, на обоях выступали жирные пятна. А со стола, свесив ноги, на Гаруспика смотрел белобрысый и худой, как спичка, мальчишка. Одет он был в драные штаны, клетчатую рубашку и майку непонятного цвета, получившую такой окрас вследствие неимоверного количества находившейся на ней сажи.
- Ого! Я раньше тебя тут не видел, - удивлённо рассматривал Артемия мальчик.- Ты не из Термитника случайно вылез?
- Нет, меня зовут Артемий Бурах, - ответил Гаруспик.
- А меня Спичка, - слезая со стола, поведал чумазый парень и пояснил. – Тут крысы бегали, здоровенные такие. Вот я и залез от них на стол. Наверное, тебя испугались.
- Страшный что ли я такой?- усмехнувшись, спросил Бурах.
- Да нет, - уклончиво ответил Спичка. – Ты меня только это… не трогай. Не подумай чего, я сюда не воровать залез!
- Ну и что ты тут в таком случае делаешь? – поинтересовался теперешний хозяин дома.
Спичка вытер сажу со лба и вздохнул:
- Ох… Я тут всю ночь провёл! Такого нагляделся…
- Что? – мигом ожил Гаруспик. – Чего ты нагляделся?
- Да вообще-то похвалиться нечем…- почуяв благодарного слушателя, начал мальчишка. – Я в шкафу долго сидел, а дед Исидор по комнатам сначала ходил, а потом у него всякие посетители были.
- Какие посетители, кто?- нетерпеливо выпытывал Артемий.
- Вроде как Старшина приходил. Ну, и степняки, черви там, мясники всякие…- начал перечислять парень.
- А отец что? Как ты рассказываешь то бестолково!
- Ну, сначала он всё сидел, вздыхал. Гремел, звенел чем-то, воду лил. Потом пришёл кто-то тяжеленный. Исидор ему открыл сразу, а так спрашивал – кто да зачем… По выговору степняк, басом говорил, рявкал так, - поднял палец мальчишка, но, рассмотрев на пальце грязь, сразу его опустил и принялся вытирать об соседний рукав. – Мясник, наверное! Ну, а потом затихло всё.
- То есть? – не понял Бурах.
- Часа два прошло. Я долго сидел. Но не спал, нет. Думал – может, он заснул. Хотел выбраться, а он мёртвый лежит! - пояснил Спичка. - Я не испугался, но тут увидел такое, что сразу обратно залез…Только не понял ничего.
- Ну, говори! – Артемий во все глаза уставился на рассказчика.
- Темно ведь было. Лампа погасла, это всё потом они засветили, патрульные, - оправдывающимся тоном продолжал Спичка. – А тогда тут ходил ещё кто-то кроме меня. Очень похожий на женщину, то есть это чувствовалось. Но силуэт бесформенный – как будто не человек, а дух!
- Что за чушь? Какой ещё дух?! – возмутился Гаруспик.
- Говорю же – голова женская, а туловище бесформенное, грубое такое, будто комом… и шла бесшумно, плыла… А потом явились эти, начали тут топтать, осматривать всё.
Спичка изобразил, как дружинники начали всё топтать, но запнувшись об ножку стула перестал.
- Ты не знаешь, куда ходил ночью отец? – спустя пол минуты и, не надеясь впрочем, на ответ, спросил Артемий.
- А как же. Мы с Мишкой всю ночь за ним сле… наблюдали, - быстро поправился Спичка. – Я довёл его до дома, а потом пробрался во внутрь. А Мишка потеряла его на станции. Спроси лучше у неё, она теперь спит, наверное, у себя в вагончике.
- А ты не знаешь куда потом унесли моего отца, Исидора?- мрачно поинтересовался Гаруспик.
- Не знаю, - мальчишка пожал плечами. Может быть на кладбище? Но, скорее всего, его уже скормили Земле.
- Хм, ясно…Спасибо за рассказ, - ответил Бурах. – Слушай, шёл бы ты домой лучше, чем здесь торчать.
- Ну, тогда я с тобой через дверь и пойду! – засобирался Спичка.
Вместе с Артемием они вышли из дома. Мальчишка, махнув рукой, помчался в сторону реки. А Гаруспик пошёл по пустырю. Ему предстояло добраться до Станции.
«Что же у нас получается,» - раздумывал Бурах, продвигаясь к Вокзалу по дворам. - «Вчера мой отец возвращается из Степи. Сжигает одежду, что была на нём. Затем гонит от себя, пришедшего поговорить Ноткина. Делает он это, видимо, пытаясь удержать мальчика подальше от себя. После этого отец направляется неизвестно куда и возвращается только вечером. Далее, что странно, принимает гостей из степняков, причём одного из них он явно ждёт и впускает без расспросов. Затем затихает. Возможно, уже мёртв. А ночью к нему приходит какая-то женщина и или убивает его во сне, весьма странным способом, с помощью когтя-клыка или обыскивает дом, не пугаясь трупа. Вскоре вваливаются дружинники, но непонятно как вошедшей женщины уже в доме нет. Отсюда следует… а ничего отсюда не следует, одни только вопросы. Если отца убил степняк, то зачем он его впустил, и как тогда попала в дом эта призрачная незнакомка? Если убийца женщина, то куда она после этого делась (при условии, что данная особа не приснилась Спичке)? И, наконец, откуда Исидор мог знать о своей скорой смерти, он ведь написал мне письмо заранее? Сплошные загадки…»
Занятый этими раздумьями Артемий вышел из Города в Степь. По привычке, идя вдоль путей, он прошёл Заводы и пересёк мост над Жилкой. День клонился к вечеру. В воздухе витали запахи вечерних трав и кружились осенние листья. Нагнувшись, Гаруспик сорвал несколько трав - бурая и кровавая твирь - и положил в рюкзак. Небо успело затянуться перьевыми облаками, когда Артемий добрался до Станции. Следуя указаниям Спички, он нашёл обшарпанный вагончик, перед которым в подобии лесенки были наставлены ящики, и стояла бочка. Забравшись к вагонной двери, Гаруспик постучал и, услышав тоненькое «войдите», зашёл.
Внутри вагончика на деревянном настиле стояла керосиновая лампа, дававшая свет, и рядом с ней старенький помятый чайник. Напротив, из тех же складских ящиков была устроена кровать. На кровати сидела маленькая девочка в сером пальто, обмотанная синим шарфом, и с тряпичной куколкой в руках.
- Какой ты большой, - тихонько сказала она.
- Кхм, меня к тебе направил Спичка, - попытался скрыть удивление от увиденного Артемий. – Скажи, Мишка, ты вчера ходила к Исидору Бураху? К моему отцу?
- Ходила, Ласка меня звала,- насупившись, ответила девочка.
- Когда?- быстро спросил Гаруспик.
- Ночью, - в тон ему ответила Мишка.
- Ты не спала ночью?- удивился Гаруспик.
- Нет, я редко сплю ночью, - своим простуженным голоском сказала девочка и тихонько добавила, - что-то бродит тут по ночам. Может это та самая людоедка? Страшная то какая…
- Что ты видела вчера? – пропустив последнюю загадочную фразу, нетерпеливо поинтересовался Артемий.
- Видела, как он шёл в Каменный двор к Симону, - перечисляла Мишка. – Видела, как он вернулся. Сел и долго сидел. Наверное, уснул. Потом я вернулась сюда. Видела, как ты приехал.
- Что? – подскочил на месте Гаруспик. – Ты видела, как я сходил с поезда?
- Да, - девочка потеснее прижала к себе куклу. – Потом ты дрался. Я спряталась и потом уснула…
- А между тем, как ты вернулась и я приехал много времени прошло? – перебил её Артемий.
- Да. Я успела починить мышеловку.
- Ты сможешь рассказать об этом людям? – взволнованно спросил Бурах, получалось, что теперь у него был настоящий свидетель.
- Хорошо. Расскажу, - пообещала Мишка.
Попрощавшись, Артемий выскочил из вагончика. На улице стемнело. Воздух заметно посвежел. «Для того, чтобы выяснить о чём говорил с Симоном отец, мне нужно пойти к Каинам»,- думал Бурах. –«Но меня, страшного убийцу, даже на порог не впустят. Хуже того – арестуют по обвинению в двойном преступлении. Сейчас для меня жизненно важно официально оправдаться, а значит теперь нужно идти к бакалавру Данковскому».
Оставив позади вагоны, Артемий пошёл вдоль здания вокзала ко входу в Город. Слева от него, на пустыре, огороженном забором, высились обломки недостроенного здания. Стен у него не было, лестничные пролёты уходили в небо. Правда невысоко, обломившись где-то на уровне третьего этажа. Какому сумасшедшему архитектору могло прийти в голову возвести такую постройку? Пройдя мимо лестницы-в-небо, как окрестил её про себя Гаруспик, он вышел во двор. Людей в это время на улицах было не много. Окна близлежащих домов светили из-за занавесок мягким, домашним светом. Артемий добрался до моста и пересёк тихонько журчавшую речушку. За мостом располагался квартал «Створки», где в коттедже «Омут», по слухам, жил столичный Бакалавр.
Поднявшись по ступенькам мостовой, Бурах вышел на широкую улицу и второй раз за день остолбенел. Вдали за зданием Собора, поднимались тёмные очертания чего-то громадного, с острыми углами, этакая спираль, завитая с небо, в середине которой было укреплено нечто большое и многогранное. Ничего подобного в его детстве здесь не было. В голове сразу всплыла эта нелепая лестница-в-небо. Одного поля ягоды.
Постояв некоторое время в оцепенении, Гаруспик направился вперёд по улице.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 01 Sep 2008, 21:15 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Выкладываю свеженаписанное окончание первой главы.
...Вскоре он подошёл к решетчатой ограде коттеджа. За ней виднелся двухэтажный особнячок и небольшой бассейн, на его поверхности плавали кувшинки вперемешку с осенними листьями. По вымощенной камнем дорожке Артемий добрался до дверей и постучал. Через минуту с той стороны донеслось «Подождите, уже иду!» и дверь открылась. На пороге возникла красивая белокурая девушка в вечернем, вольного вида платье. За несколько секунд выражение её лица успело смениться от гостеприимного до удивлённого, и затем – до крайне испуганного. С визгом отскочив от дверей, она попыталась убежать в дом. Но необходимость данного действия быстро отпала, потому что дверь лестницы, ведущей на второй этаж, распахнулась, и в лицо Бураху уставилось дуло многозарядного револьвера. Обладателем смертоносного предмета оказался молодой кареглазый и темноволосый мужчина, одетый в безупречный костюм-тройку, последний писк столичной моды. Перед Гаруспиком стоял сам Бакалавр. Внимательно разглядывая гостя, столичный доктор медленно опустил оружие и проговорил:
- Да-а, мне чужды мистические ощущения. Но когда я смотрю на тебя, я начинаю чувствовать, что природа шутит над нами. Словно правая и левая руки ухватились за голову и впервые осознали, что они принадлежат единому целому…
Артемий и сам вдруг ощутил, что перед ним стоит соперник. Нет-нет не враг, а Соперник с большой буквы. И ссориться с таким «столичным хлыщом» нельзя как можно дольше. Бакалавр тем временем продолжил:
- Мы так легко можем стать врагами, Артемий Бурах, что лучше нам с тобой дружить изо всех сил, пока не случиться фатального расхождения во взглядах. Ты согласен? Тогда, представлюсь, я - бакалавр медицинских наук, Даниил Данковский.
- Мое имя тебе известно, - ответил Гаруспик. – И я согласен на худой мир, что, как известно, лучше доброй ссоры.
Пожав Артемию руку, Бакалавр успокоил испуганную девушку и жестом пригласил гостя наверх.
Поднявшись по лесенке на второй этаж, Данковский и Бурах очутились в небольшой комнате. Лестничный проход, по-видимому, делил комнату надвое. Правая её часть вмещала в себя тумбочки, шкафчики и кровать, левая была рабочим кабинетом . В рабочей части располагались два стола, заваленные какими-то книгами и пробирками, у двери стояла вешалка с одиноко висевшим на ней дорожным плащом. На одном из столов возвышвлся микроскоп. Бакалавр гостеприимно пригласил Артемия присесть и сам устроился в стоящее около вешалки кресло.
- Значит, это тебя считают убийцей Симона Каина, пятнадцати человек и Исидора Бураха, твоего отца? – заинтересованным тоном спросил Данковский.
- Пятнадцати? – ошарашено выдохнул Гаруспик.
- Да, пятнадцати, - подтвердил Даниил. – Видишь ли, чем дальше шло время, тем больше жертв стало на счету у «оборотня». Описание, которого по какой-то причине точь-в-точь совпадало с твоими приметами.
- Я знаю по какой, - нахмурившись, ответил Артемий.
- Я ведь целый день охотился за тобой и почти настиг! – заявил Бакалавр, азартно откинувшись в кресле и не делая никаких попыток напасть на Гаруспика. – Но потом неожиданно выяснилось, что в смерти Симона и Исидора ты не виновен.
При этих словах улыбка, мелькавшая на лице Бакалавра, мгновенно исчезла. Он вцепился в подлокотники кресла, напрягся и стальным голосом закончил фразу:
- Симона Каина убила заразная болезнь. Это доказано. Вероятно новый штамм багрянки или разновидность лёгочной чумы. Возможно, холера. Поэтому ты оправдан, но жизни нам обоим это не облегчит.
- Мне это жизнь облегчит изрядно, - горячо возразил Гаруспик. – За мной весь день пол города охотилось! И я, как раз пришёл к тебе, чтобы доказать свою непричастность.
- Знаю, знаю, - отмахнулся Даниил. – Я уже послал весть всем влиятельным особам и в частности коменданту Сабурову. Весь о твоей невиновности завтра разойдётся по городу, восстановим тебя в правах и позаботимся о твоём деле. Но сегодня тебе лучше переночевать здесь. Я скажу Еве Ян, чтобы она постелила на диване.
Закончив разговор, Бакалавр спустился на первый этаж. Спустя десять минут Артемий уже устраивался в гостиной на сон. Даниил ушёл на верх, а девушка по имени Ева, протянув Бураху одеяло, быстренько отскочила к двери в соседнюю комнату.
- Ты что меня боишься? – устраиваясь на диване, спросил Гаруспик.
- Очень. И не подходи ко мне близко, я закричу, - предупредила хозяйка дома.
- Бу! – неожиданно подскочив на диване, крикнул Артемий.
Девушка поспешно выскочила за дверь гостиной, и вскоре послышался звук проворачиваемого в дверном замке ключа.
Вдоволь нахохотавшись, Гаруспик повернулся к стене и с мыслью, что страшное обвинение опровергнуто, и теперь он может без помех принять наследство отца, заснул.
Проснулся он посреди ночи. За окном раздавались голоса.
- Ну, конечно пойдём! Сегодня же новое представление, - говорил первый голос.
- Так уж и новое, опять поди про господ, - сомневался второй.
- Да нет же! Марк говорил, что-то про столичного гостя и страшного убийцу!
Голоса удалялись, и Артемий уже не услышал окончания разговора. Речь, по-видимому, шла о местном театре. По правде говоря, Гаруспик не помнил ничего об этом сооружении. Отец не водил его мальчишкой в театр. Они, если хотели интересно провести время, уходили в Степь, где Исидор показывал Артемию разные травы и рассказывал об их свойствах.
Встав с дивана, он надел ботинки и дёрнул дверную ручку. Дверь оказалась заперта. Обругав шёпотом пугливую хозяйку, а заодно и себя за недостойную взрослого человека шутку, Артемий подошёл к окну. Откинув защёлку, он выбрался в сад и оттуда вышел за ограду коттеджа. В отдалении мелькали два силуэта, и Гаруспик, не долго думая, последовал за ними.
Оставив за спиной мост, два горожанина и Артемий пошли по улице меж домов. Пройдя мимо ещё одних руин, контуры которых виднелись в темноте, Бурах оказался перед Театром. Монументальная постройка из серого и чёрного камня возвышалась над окружающими зданиями. Размерами она ни сколько не уступала Вокзалу. Перед внушительными дверями толпились люди. Повсюду раздавались разговоры и смех. Протолкавшись сквозь толпу, Гаруспик оказался перед дверьми. Он дёрнул ручку, и створка двери к полному Артемия изумлению поддалась.
- Эй, приятель, подожди десять минут. Представление ещё не началось! – раздались голоса сзади, но молодой хирург уже вошёл.
Помещение театра оказалось высоким и просторным. К стенам жались помосты с перилами для зрителей. Посередине располагалась сцена. На ней в данный момент работники устанавливали декорации, а руководил ими человек в театральном сиреневом костюме и с чем-то похожим на трость в руках. Закончив давать указания, человек обернулся к Гаруспику и приветливо улыбнулся:
- Имею честь представиться – Марк Бессмертник, импресарио театра пантомимы и кукловод. Почтеннейший желает видеть пантомиму?
- Да, желаю, - ответил Артемий.
- Дождитесь объявления! Начало уже скоро, - лучезарно улыбнулся Марк.
- И чем же вы собираетесь меня удивить? – оглядывая помещение, спросил Гаруспик.
- У вас будет роль. Одна из главных, - не переставая улыбаться, выдал Бессмертник.
- Найдите мне замену, - усмехнувшись, ответил Артемий. – А я, пожалуй, вон там постою и посмотрю.
- Да, пожалуйста. Хотя мне говорили про вас обратное, - сказал Марк и, повернувшись к дверям, громким голосом объявил. – Весь сегодняшний день была генеральная репетиция и сейчас мы дадим первое сенсационное представление из отрепетированных двенадцати!
Двери театра распахнулись, и в проём хлынула толпа. Когда все устроились на местах, освещение приугасло, и пантомима началась. Два кружка света, лившегося откуда-то сверху, вырвали из полутьмы на сцене памятную клювоголовую фигуру, стол, с лежащим на нём телом, накрытым полотном, и человека в чёрном обтягивающем костюме и с белой маской на лице. Под сводами театра заиграла странная музыка, звучавшая, словно сочетание барабана и ударов по чему-то большому, металлическому. Тот, кого Гаруспик окрестил Маской пафосным, но странно знакомым голосом начал:
- Сегодня узнали убийцу!
- Неужели? – наигранно удивился, стоящий около Клюв.
- Да-да, враг найден. Его имя Песочная Язва.
Зал дружно ахнул. Где-то сбоку послышались истерические рыдания.
- Как покарать такого убийцу? – продолжал Маска.
- Никак, невозможно, - голосом Артемия ответил Клюв.
- Тогда я, наверное, удалюсь, - огорчённо склонил голову Маска.
- Кто, ты? – насмехался Клюв. – Ну и проваливай.
Внезапно Бураха, внимательно глядевшего на тело посреди стола, поразила страшная мысль. Он бросился на сцену и сорвал с трупа закрывающую его простыню. Из под простыни на него уставился ещё один актёр в маске. Не дожидаясь гневных реплик, Артемий выскочил из Театра, не помня себя, добежал до «Омута», влез в окно и в забытьи рухнул на диван.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 06 Sep 2008, 19:16 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Пишу вторую главу. К сожалению из-за недостатка времени не получается написать и выложить её сразу целиком. Поэтому представляю уже готовую, но только часть.
Глава 2: Наследство отца.

Следы сверхъестественных сил обнаруживают
себя чаще, чем хотелось бы людям разумным и просвещённым. Из доисторических времён
выползают химеры, которым покланялись наши предки много столетий назад. С низких небес роняют хлопья пепла режиссёры нашей судьбы. Они скрываются под нами, над нами и среди нас до тех пор, пока мы не устремим взгляд прямо в их лукавые очи. И тогда они, обнаруженные, на мгновение обретают плоть
и погибают, но в предсмертных конвульсиях
рвут окружающий мир, который по праву
считают своей игрушкой.

Проснулся Артемий поздно. Солнце уже давно взошло и заливало комнату ярким светом. За окном подгоняемые ветром кружились жёлтые осенние листья, а через неплотно прикрытую створку просачивался смешанный с воздухом горьковатый запах твири. Бурах встал с дивана и первым делом дёрнул ручку двери. Открыто. Он поднялся на второй этаж, постучал в дверцу комнаты бакалавра и, не дожидаясь ответа, вошёл.
За столом с чашкой чая и кипой каких-то бумаг, сидел Даниил. Его дорожный плащ мирно висел в углу, но при этом был уже в пыли. Бакалавр жестом предложил Гаруспику стул, пододвинул к нему такую же чайную чашку и начал разговор:
- Горазды же вы дрыхнуть, Артемий. А я с утра уже сходил к коменданту по вашему делу и всё уладил. Теперь вы на законных правах можете вступить в наследование имущества Исидора Бураха. Не скрою, я с нетерпением этого жду.
- Почему? – наливая в чашку душистый напиток, спросил Артемий.
- Потому, что в нём, вероятно, содержится немаловажная для нас информация. Я, конечно, скептически отношусь к этой…первобытной медицине, - Данковский, поморщившись, положил в чай дольку лимона. - Но в нашем положении может пригодиться всё. Я вот сейчас изучаю материалы по Первой Вспышке, и если хотя бы десятая доля этих свидетельств верна – нам грозит катастрофа.
Бакалавр выудил из кучи бумаг неотличимый от других листочек и, посмотрев в него, продолжил:
- Однако, Исидор Бурах сумел победить это чудовище. Станислав Рубин рассказал мне, что несколько лет назад уже имела место вспышка загадочной болезни, похожей на ту, что убила Симона Каина. Тогда болезнь распространилась в одном из самых бедных кварталов, и локализовать её удалось лишь чудом. Она продолжалась два или три дня, но память, которую она оставила по себе, пахнет таким ужасом, что…в общем, наследство Исидора может оказаться весьма полезным…С этим вам поможет Влад Ольгимский – один из самых влиятельных людей в этом городе. Уверен, если он захочет, вы немедленно получите своё наследство. Советую вам направиться прямо к нему.
- Пожалуй, я так и сделаю. Спасибо за завтрак… и за помощь, - выбравшись из-за стола, Гаруспик пожал Бакалавру руку. Затем спустился по лестнице, открыл парадную дверь и вышел на улицу.
Волосы Бураха тотчас же взъерошил шальной ветерок. Частые прохожие не обращали на заметную фигуру Артемия никакого внимания, что ни могло не порадовать. Низкие тучи, плывущие по небу, похоже, беспокоили их больше «страшного убийцы» разгуливающего рядом с ними по улице.
Пройдя мимо глядящих в небо развалин и недоброй памяти Театра, Бурах оказался на улице, ведущей в «Сгусток». Возле одной из водяных колонок прямо на земле сидел бродяга и пытался выжать оттуда хоть каплю воды. Бесполезное надавливание на рычаг результатов не давало, но человек, усердно ругаясь, все равно не бросал своего занятия.
- Ты чего делаешь, чучело. Не видишь, что ли не работает она? – окрикнул его Гаруспик.
- Да что же они все-то не работают? – не прекращая давить, удивился бродяга. – Попить уже, существу ничтожному, негде.
- Это ты себя существом ничтожным что ли называешь? – поинтересовался хирург.
- Да всех нас. Мы только тряпки несуществующие, прах ходячий, грубые уродцы. Не относись к себе слишком серьёзно и познаешь правду, - оторвавшись от рычага наставительно произнёс человек.
- Да ты философ, как я вижу, - ухмыльнулся Артемий и пошёл дальше.
Всё ещё размышляя о бродяге и том, куда из колонок делась вода, Гаруспик постучал в дверь особняка. На этот раз ему открыл слуга и, выспросив имя посетителя, провёл Артемия в гостиную.
Владислав Ольгимский уже ждал его, встав с дивана он поприветствовать гостя:
- Здравствуйте, здравствуйте… - громыхнул боос, пожимая Гаруспику руку. – А у меня как раз есть несколько новостей для вас, мастер Бурах. По большей части они плохие, но есть и хорошие.
- Начните с хорошей, - подходя с Владом к окну, предложил Артемий.
- Вы с этого дня можете вступить во владение вашим наследством. И никто не посмеет чинить вам препятствий. Доказательств против вас у них нет... Можете забрать все ключи у Александра Сабурова.
- А плохие? - спросил Гаруспик.
- Плохие такие, - вздохнул Старший Влад и отвернулся от окна, - я говорил с Сабуровым о вашем деле. Так вот, без преувеличений – комендант Александр в ярости. Похоже, он вознамерился уничтожить вас, во что бы то ни стало – не взирая ни на моё ручательство, ни на моё покровительство.
- Чем же я успел так его разозлить? – усаживаясь на диван, спросил Бурах.
- Полагаю дело не в нём, а в его супруге. Катерина, жена коменданта Сабурова – Хозяйка, женщина мистически одарённая и её мнению доверяют …какой бы она ни была, - загадочно добавил Влад. – Ей было пророчество о том, что вы должны совершить какое-то страшное кровопролитие. Такой ценой, мастер Бурах, вы, якобы, захотите возвеличиться.
- Вот даже как? – удивился Гаруспик. – Массовое кровопролитие в мои планы не входило.
- Верю, верю вам…Но что же делать? – развёл руками Ольгимский. – Жене Александра доверяют больше, чем мне. Сабуровых, чей долг следить за порядком, не могло порадовать такое открытие о вашей…миссии. Пока что моего мнения достаточно, чтобы остановить Сабурова. Но новость о смерти Симона, слухи о начале какой-то эпидемии, всё это взорвало наш маленький городок. Люди напуганы. Александр требует чрезвычайных полномочий. Если он их получит – я ни за что не ручаюсь.
Вид Старшего Влада, казалось, излучал сочувствие. Погода за окном портилась. Темнело. Надвигалась гроза. В комнату вошла Капелла и, поздоровавшись, села за стол. Артемий внимательно изучал взглядом картину на стене – на ней реки крови вытекали из Боен. Боос Влад, прокашлявшись, продолжил:
- Тогда я велел найти тайное место, где вы смогли бы укрываться и работать, если Сабуров будет в праве потребовать вашей выдачи. Оно не очень комфортно, зато надёжно. Я поручил это дело своему сыну, он расскажет, и, надеюсь, проводит вас туда. Как кстати прошёл ваш разговор с бакалавром Данковским?
- Он ручался за меня сегодня перед Сабуровым, - ответил, вставая с дивана, Гаруспик
- Отлично, ему, быть может, Александр поверит больше чем мне, – обрадовался Владислав. – Умён, умён, чёрт столичный!
- Ну, а если не поверит - когда Сабурову могут дать полномочия? – возразил Артемий.
- Если слухи насчёт песчанки верны, то это может случиться хоть завтра, - ответила за отца, обеспокоено наблюдавшая за Бурахом, Виктория.
- Тогда мне стоит поспешить с наследством, пока комендант не передумал, - сказал «младший» Бурах и, распрощавшись с отцом и дочерью, вышел из «Сгустка».
Ветер на улице уже не играл кружащимися в воздухе осенними листьями, а свирепо бросал их прохожим прямо в лица. Всё небо было закутано грозовыми тучами. Артемий размашистым шагом пересёк мост через Жилку и вдоль речных ограждений направился к кварталу Дубильщиков. Там располагалось поместье Сабуровых «Стержень». Бурах вроде бы даже припоминал Александра Сабурова. Волевой, бескомпромиссный человек был этот Сабуров, таким же было и его правление. Оставалось только понадеяться, что он внемлет словам Ольгимского и Данковского и не станет препятствовать получению наследства.
Пройдя мимо заросшего кустарником коттеджа, а также шумного кабака, Артемий оказался перед оградой строго особняка. К двухэтажному дому мимо раскидистого дуба вела мощеная камнем тропинка. Обойдя здание, Гаруспик постучал в парадную дверь. На стук никто не ответил. Тогда Артемий дернул за ручку и чуть не упал от неожиданности на землю. Дверь была не заперта. Бурах вошёл внутрь.
Гостиная под стать хозяину была строга и, прямо скажем, не изобилировала мебелью. Несколько тумбочек, стулья для посетителей и часы. Спартанская обстановка, контраст с ней создавали стены, оббитые красным бархатом и деревом. В дальнем конце комнаты лицом к Гаруспику стоял человек. Одет он был в строгий костюм серого цвета, волосы его были тронуты сединой, а каменное выражение лица не предвещало ничего хорошего.
- Кто вас сюда впустил? – холодно спросил хозяин дома.
- Дверь была открыта, - не опуская глаз, ответил Артемий.
- Сейчас вам повезло, у меня связаны руки, - стискивая спинку стула, сказал Сабуров. - Или вы думаете, я не осведомлен о ваших поступках – прошлых и будущих, Артемий Бурах?
- Будущих? – с иронией в голосе поинтересовался Гаруспик. – Это интересно.
- Не притворяйтесь, Бурах. Вы родились здесь. Здесь прошло ваше детство. Иногда мне даже кажется, что я вас припоминаю, - голосом не случившегося, но, несомненно, сожалеющего об этом, детоубийцы, процедил комендант. – Вы ещё застали «долгое противостояние» Хозяек – Виктории и Нины. Вы знаете, как Хозяйки видят грядущее.
- Что же в моём грядущем разглядели покойные Хозяйки? – наигранно удивился Артемий.
- Ваше будущее видит живая Хозяйка, - из последних сил сдерживая себя, ответил Александр. – Это Катерина Сабурова, моя жена. Ей известно, сколько горя вы нам принесёте в ближайшие дни. Если бы за вас не заступились Ольгимские, вы бы уже сидели в тюрьме!
- С каких это пор свидетельство ясновидящей – основание для тюремного заключения? – в тон Сабурову поинтересовался Гаруспик.
- Это в столице вы можете отстаивать свои гражданские права. Здесь объём ваших прав определяется волей правителей, - в голосе коменданта содержалось столько льда, что было удивительно, как ещё стены не покрылись изморосью. – Я знаю, что вы убийца. Более того. Вы один из самых страшных убийц, с которыми доводилось встречаться любому жителю нашего Города. Вам вменяется в вину убийство, по меньшей мере, троих человек. Смерть Симона Каина и вашего отца также под вопросом.
- У вас нет доказательств, - напомнил Артемий.
- Но они будут, черт побери! Вечером, возможно я избавлюсь от этих пут. И ваши заступники Ольгимские не смогут сказать мне – «вето»!
- Буду пользоваться оставшимся временем, - холодно ответил хирург.
- Я выдам гражданским оружие, чтобы они могли пристрелить вас, как бешенную собаку…
- Я пришёл, чтобы вступить во владение наследством своего отца. А не выслушивать способы вашей надо мной «справедливой» расправы, - резко прервал гневные излияния Сабурова Гаруспик.
Комендант, надо отдать ему должное, мгновенно взял себя в руки и подошёл к дальней тумбочке. Из неё он вынул связку ключей, который затем протянул Артемию.
- Исключительно из уважения к Бакалавру, который от чего-то уверен в вашей непричастности, я выдам вам ключ от наследства. Но я буду тщательно следить за каждым вашим шагом. Не пытайтесь скрыться.
- Это не входит в мои намерения, - принимая ключи, сказал Бурах.
- Можете вступать во владение. Вам не мешает знать, что вчера кто-то ударил по голове моего дружинника, возможно, даже проник дом, - буравя взглядом Артемия, проговорил Сабуров. – Бедняка до сих пор, не может вспомнить ничего с позавчерашнего дня. Поэтому в доме Исидора, вашем доме мы поменяли замок на новый. Грабители, наверняка, охотились за наследством. Но тут они не преуспели. Дела покойного вела особа по имени Оспина. Она живёт неподалёку, содержит притон в Сырых Застройках. Дорогу как-нибудь отыщите сами. Провожатого не выдам. И не смейте выезжать из Города! Ваша вина практически доказана. Дело за малым.
- Посмотрим, - на прощание ответил Гаруспик и, развернувшись, вышел из особняка.
Проходя мимо задней двери, Артемий едва успел отскочить. Из-за, как он вначале подумал, черного входа выскочила служанка и вихрем помчалась куда-то вглубь квартала Жильники.
- Да поспеши ты! – раздался ей вслед измученный женский голос.
«Может быть это жена Сабурова,» - подумал Бурах. – «Пожалуй, стоит с ней поговорить».
Не мешкая, Гаруспик вошёл в неплотно притворенную дверь. Открывшаяся ему комната была выдержанна в тех же пурпурных тонах, что и гостиная Сабуровых. Перед входом стояла ширма, закрывающая обстановку помещения от любопытных глаз. За ней располагалась сама комната, по краям стояли карликовые дерева в кадках, справа за ширмой - стол и стулья, на стене висела странная картина, на которой был изображен черный паук с узором человеческого лица на спине. В дальнем конце комнаты в кресле на подушках сидела женщина, одетая в длинное чёрное платье. Прижатая ко лбу ладонь и густые чёрные волосы скрывали её лицо.
- Какая мука, - простонала она. – Да где же эта дура, почему не несут морфий! .. И ещё почему ты здесь? Не приближайся…
- Хозяйка, колющая морфий. Твои пророчества, наверняка, просто галлюцинации. И как тебе верят? – с отвращением протянул Артемий.
- Так это о тебе было видение…- подняла на Гаруспика тяжёлый взгляд Хозяйка. – Человек, который принесёт огромную жертву и прольёт реки крови. Теперь мне всё ясно. Боже … да что же это… мне нужна инъёкция …Отойди! Уходи… Я хочу ввести себе морфий…Это не вполне человек, с душой человека, с разумом, но не человек…
- Я ухожу, - ответил Артемий и, едва не столкнувшись во второй раз с задыхающейся от бега служанкой, вышел вон из этого дома.
«Прочь отсюда, здесь никогда не внемлют голосу разума»,- думал Бурах. – «Комендант, несмотря на сквозившую в каждом его слове ненависть, всё же, рассказал мне об этой…душеприказчице. Подозрительно, но стоит проверить».
Пока Артемий торчал в «Стержне» на улице пошёл дождь. За несколько секунд, он успел превратиться в грозовой ливень. Искать Оспину по такой погоде не имело смысла - все прохожие убрались с улицы, и спросить о «притоне» было не у кого. Пробегая мимо какого-то кабака, Гаруспик решил заскочить внутрь, чтобы переждать непогоду. Спустившись по лесенке вниз, он открыл дверь полуподвала.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 10 Sep 2008, 18:39 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Продолжение:-)
...Шагнув за порог, Артемий оказался в душном зале заведения, мягкий свет лился из люстр, подвешенных к невысокому потолку. Настолько невысокому, что подпрыгни Бурах у люстры – непременно бы за неё зацепился. Воздух внутри заведения был наполнен густым запахом твирина. Дурного твирина, потому что от этого запаха слегка кружило голову, как от выпитого настоя бурой твири. Напротив входа располагалась барная стойка, за которой стоял худой человек с лицом землистого оттенка. Справа находились места для посетителей, все они в данный момент были заняты людьми. В противоположном конце зала на сцене к большому удивлению Артемия под медленную музыку танцевала красивая девушка, одетая в легкое платьице твириновой невесты. Что было уже само по себе необычно, так как традиции Степи не позволяли невестам танцевать и веселиться, невесты служили Земле, а не людям.
Купив чашку кофе, Гаруспик пошёл за дальний столик, который показался ему свободным. Но, добравшись до противоположного конца зала, он понял, что ошибся. За столом, прислонившись к перегородке, сидел молодой человек в чёрных кожаных штанах и темном плаще, накинутом на плечи поверх белой рубашки. Рядом с этим субъектом поигрывая кастетом, стоял другой как две капли воды похожий на первого. Этот одет был более ярко – в полосатые штаны и халат.
Артемий замер у стола с чашкой в руках, но тот, что был одет в полосатые штаны, уже махнул ему рукой «мол, подходи, чего стоишь».
- Вижу достойного бойца, - обрадовано заявил он.
- Ты что солдат или инквизитор, бойцов ищешь? – присев к столику, спросил Гаруспик.
- Да ты что?! – возмутился собеседник. – Я архитектор. И одновременно один из самых опасных людей в этом городе. Зовут меня Андрей Стаматин, а это вот рядом дремлет мой брат Пётр.
- А-а-а… - протянул Артемий. – Я уж было подумал, что самый опасный человек в Городе – это я.
- Хочешь оспорить первенство? – ещё больше обрадовался Андрей. – Давай потягаемся.
- Изволь, - отодвинув чашку, согласился Гаруспик.
- Я поставлю свой перстень против твоего глаза, - хлопнув по столу, объявил архитектор.
- У меня их что, три? – придвинув чашку назад возмутился Артемий. – Обойдёшься.
Бармен в другом конце зала начал обеспокоено поглядывать в сторону Андрея и Артемия. А Пётр, мирно спящий до сего момента на своём стуле, приоткрыл глаза и, посмотрев на Гаруспика, сонным голосом заявил:
- Твоё лицо расплывается. Ты что болеешь что ли?
Андрей же, взглянув на брата, вздохнул:
- Уезжаем мы с Петром отсюда – вот что. Имущество раздадим, пропади оно пропадом! Да вот хотя бы и тебе, благо момент подходящий… Если дело одно для нас, конечно, сделаешь.
- Какое это дело? – удивлённый внезапной переменой темы разговора, поинтересовался Бурах.
- Деньги ведь у меня есть, - продолжал Андрей. - Много денег: четыре тысячи местными. А за них я хочу сущий пустяк. Мне нужна бурая твирь, десяток стеблей, не меньше. Ровных, чистых, без порчи, без цвета, желательно именных, но не обязательно. Тебе она в руки пойдёт, ты ведь менху. Ну как, согласен, мена?
- Отчего ж ты сам её не купишь, раз деньги есть?- спросил Гаруспик, слишком уж это походило на подставу или засаду. - Сходил бы в степь и приобрёл, таких стеблей как тебе надо.
- А, - досадливо поморщился архитектор. – Я недавно с Червями поцапался. Не продадут они мне ничего.
- Да я ведь, знаешь, как было… - влез в разговор Пётр. – Когда они пригласили нас сюда, ну, десять лет назад, в столице никто про твирин и не слышал и не знал. Я ради него сюда приехал. Ты собери нам побольше, травник!
- Хорошо, - согласился Артемий, благо деньги бы ему не помешали. – Ждите к вечеру.
Допив большим глотком свой кофе, Бурах поспешил выйти на улицу.
Свежий, насыщенный озоном, воздух после твириновой тяжести кабака показался божественным даром. Ливень кончился. В лужах плавали осенние листья. Радостно лая, чей то доберман нёсся за бездомным котом. Впрочем, котяра не собирался сдаваться и разогнался до того, что силуэт его показался Артемию прозрачным. Поинтересовавшись у первого же прохожего, где находится дом Оспины и получив туманный ответ - «там», Бурах пошёл в указанном направлении. Обойдя из конца в конец квартал Сырые Застройки, он, наконец, заметил степняка, украдкой выбирающегося из последнего на главной улице дома.
Гаруспик подождал пока степняк уберётся подальше, распахнул незапертую дверь и вошёл в тёмное помещение. Окна в доме были заколочены досками, да и сама обстановка никак не напоминала жилое помещение – это был пыльный коридор, заставленный ящиками и железными бочками. На одном из ящиков в конце коридора кто-то положил тряпичную куклу, одетую в плащ. Завернув в единственный не заваленный бочками проход, Артемий попал в комнату хозяйки дома. Комнатушка вмещала в себя два стола с поставленными на них вёдрами и ещё одной куклой, а также кровать. Возле неё как раз и стояла толи девушка, толи женщина, одетая в бурые лохмотья Червей. Лицо её не сказать, чтобы некрасивое, было покрыто едва заметными оспинками-веснушками. С тем отличием, что хозяйка не выглядела рыжей, волосы её были темны, как земля.
- Вот каким ты оказался, - улыбнулась ему горькой улыбкой она. – Гаруспик, ойон, наследник Служителя Бураха. Тот, кто имеет право делать разрезы так, как это угодно Земле.
- Действительно, я хирург, и я пришёл к тебе за наследством моего отца, Исидора, - подтвердил Артемий.
- Я чудом сохранила твоё наследство, - поворачиваясь к нему спиной и доставая из матраца деревянный ларец, сказала хозяйка дома. – Теперь ты можешь получить его сполна.
- Почему чудом? – спросил собиратель трав, хотя и догадывался об ответе.
- Потому что его чуть не отобрали по распоряжению власть предержащих. Они и так успели наложить руки на некоторые бумаги, я их не заметила, - расстроилась Оспина. – Ты бы получил пустую шкатулку и, конечно, долги. А теперь бери тяжёлую. Забрал ли ты у них ключ?
- Да, - ответил Артемий, принимая шкатулку.
- Тогда владей. Я чувствую по запаху, что там твирь или твириновые настои. Если так – то им цены нет. А если к ним прилагаются ещё и рецепты – это может спасти нас всех. Наверняка, есть и другие бумаги. Да и деньги звенят.
-Чуешь значит, - прищурился Гаруспик. – Кто ты такая?
- Я злой дух. Это моё происхождения. Зовут меня Оспина. По сравнению с Шабнак, я создание довольно безобидное – я сею тревогу и страх, пробуждаю тяжёлое чувство уходящего времени, - разъясняла хозяйка. – Но к тебе дышу огромной симпатией.
- Ты шутишь? – удивился Гаруспик.
- Иногда, - кивнула «злой дух».
- Хм, я могу верить тебе? – спросил Артемий.
- Сама ещё не разобралась, - взглянув в потолок, ответила Оспина. – А вот Толстому Владу не верь. Впрочем, можешь верить его дочке. Она…она будет великой, если пойдёт в мать. А ведь всё к тому и движется.
- Я благодарен тем, кто помог мне в трудную минуту, - нахмурился Гаруспик.
- А вот Уклад ему не благодарен, за то, что он делает сейчас.
- Уклад? – поднял бровь Бурах. – Причём здесь он?
- Уклад – это твой народ. Дети Бодхо, степняки, которые трудятся не покладая рук, - принялась рассказывать Оспина. – Из своей плоти и крови, равно как и из бычьих шкур и костей, они вот уже несколько поколений строят Город.
- Сколько их сейчас?
- Восемнадцать сотен трудятся в Бойнях, они ждут твоей помощи, ойнон. Одиннадцать – одонги, они водят быков из степи, - перечисляла хозяйка. – Двадцать четыре – выделывают на Заводах туши для Толстого Влада. Многие растворились среди горожан, которые прибыли после Пожара.
- Того Пожара, после которого построили Термитник? – припомнил Артемий.
- Именно. И этот Термитник сейчас заперт. Его заколотили Ольгимские. Но раз уж ты приехал – такое положение теперь не надолго, - опять улыбнулась Оспина.
- Причём здесь я? – открывая ларец, спросил Гаруспик.
- Я умею слушать Землю. Так, как это умеют делать Невесты – но я слышу там голос Уклада. Они хотели твоего отца, теперь у них будешь ты. Отец твой был ойон – мудрец, - наблюдая за Артемием, отвечала владелица «притона». – Он чувствовал такие линии, которые никто не знал. Может быть они не описаны даже в «Сказаниях о дочерях».
Бурах тем временем открыл ключом ларец и начал доставать оттуда содержимое: кроме денег там оказались связки чёрной и кровавой твири, белой плети и савьюра, свернутые корешки рецептов редких настоев, а так же тавро. Таким степняки обычно помечали скот, но этот было необычным знаком. Знак сей обозначал Невыполненный долг, долг сохранения жизни Наречённого им.
Артемий спросил у Оспины о том кому предназначено это тавро, но хозяйка лишь пожала плечами. Забрав наследство, Гаруспик вышел из дома.
Из домов начал выползать народ. По мокрой улице, вертя головой из стороны в сторону, мчался Спичка. Увидев Артемия, он радостно вскрикнул и направился к нему.
- Вот, Капелла попросила тебя найти и передать, - мальчишка сунул в руку Гаруспику записку. Артемий расправил бумажку и начал читать.
«Мастер Бурах», - гласила записка. – «Мы подготовили для вас убежище. Только не думайте, что это отказ вам в доме. Мы всегда будем рады разместить вас у себя. И я, и сестра долго убеждали отца, что «Сгусток» должен стать вашей крепостью. Но ваши враги могущественны. Лучшая защита от них – неизвестность. Поэтому мы нашли вам непритязательное место, это тайная лаборатория Исидора. Находится она в Машинном цехе на Заводах. Там давно уже никто не работает. Кроме того я говорил с бакалавром Данковским, он теперь принимает в вас особенное участие. Так вот. Он упомянул, что вам может понадобиться аппарат для изготовления природных составов, которым пользовался ваш отец. Он там имеется. Искренне ваш, Владислав Ольгимский младший.»
Артемий дочитал записку и поднял голову, чтобы поблагодарить Спичку. Однако сорванца уже и след простыл. Положив листочек в ларец, Гаруспик вышел за ограду и направился по мокрой от дождя осенней траве в сторону Заводов.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject:
PostPosted: 16 Sep 2008, 16:45 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

...Некоторое время спустя, Бурах перебрался через железнодорожную насыпь и оказался возле двери Машинного цеха. С её поверхности осыпалась ржавчина, но петли были кем-то заботливо смазаны. На мокрой земле возле опрокинутого мусорного контейнера виднелся свежий отпечаток ботинка. Похоже, Младший Влад был уже здесь. Отворив железную дверь, Артемий вошёл. Внутри оказалось довольно сухо, от входа влево тянулся, постепенно уходя вниз, тёмный коридор. Как только Гаруспик захлопнул за собой дверь, из темноты вышел молодой Влад Ольгимский.
- Не думал, что Капелла отыщет вас так быстро, - весело удивился он. – Вы, конечно же, никогда до этого момента здесь не были.
- Не приходилось, - спускаясь по коридору в тайную лабораторию отца, подтвердил Артемий.
В конце коридорчика, бросаясь своим необычным видом в глаза, стояла громоздкая конструкция, состоявшая из двух вертикально установленных цистерн, соединённых между собой трубкой. К той цистерне, что была повыше, сбоку прислонилась приставная лесенка, от меньшей – снизу отходил кран.
- Да я и сам был здесь всего однажды, - тем временем рассказывал Владислав. – Тогда здесь не было ничего, только столы и приборы. С тех пор, я вижу, Исидор провёл тут не мало времени, и даже похоже ночевал.
- А это, видимо, дистиллятор, с которым работал отец? – указал Гаруспик на цистерны.
- Думаю, да, - кивнул Младший. – Исидор говорил, что «твирь не капризна». Удивительно, не правда ли? Я слышал о ней обратное…Полагаю, вы разберетесь, как смешивать сок со спиртом, как выделять масло, как, в конце концов, ухаживать за этим монстром?
- Разберусь.
Завернувшим за угол, Артемию и его спутнику открылась остальная часть помещения. Напротив них стояла полка, на которой сверху были водружены два стеклянных бутыля, в середине полки стояли вёдра, а снизу были разложены кости быков и отдельно от них стояли ржавые бидоны. Слева от полки располагалась аккуратно застеленная кровать, на которой неаккуратно валялись какие-то листы с записями. Самое же интересное находилось в двух шагах от Гаруспика на столе. Это был маленький резервуар, над которым укрепили воронку с металлическими лопастями внутри. Внутренняя поверхность воронки была заляпана подозрительными бурыми пятнами.
- А этот прибор для чего? – указал на воронку Артемий.
- Не уверен, но, кажется, Исидор использовал его для работы с органическим материалом… - поморщился Ольгимский, - с тканями животных в частности. Выделял нужные вещества. Рубин говорил, что в одну часть прибора помещается орган с культурой микроба, а в другую, резервуар, заливается смесь. В итоге получалось то, что он называл «Бульон»…Брр! Тут раньше были и другие приспособления, микроскопы, например…
- И где они теперь? – спросил Бурах, рассматривая полезный прибор.
- Возможно, их куда-то отнесли его ученики. Не имею понятия, - развёл руками Влад.
- Понятно, - ответил Артемий, поставив на стол ларец с наследством и выуживая из него записи отца. – Я бы хотел сейчас навестить Бакалавра, надо поговорить насчёт того, что можно сделать с помощью этих установок. А химия – это по его части.
- Вот вам ключ от этой лаборатории, - протянул медный ключик Младший. – Я сейчас отправлюсь в «Сгусток» и проинформирую отца о вашем успешном заселении.
Заперев за собой железную дверь, Бурах распрощался с Ольгимским младшим и отправился в степь. Надо было найти Червя и выменять у него восемь стеблей бурой твири. И как назло под ноги попадался лишь один савьюр. Зорко поглядывая по сторонам, принюхиваясь и присматриваясь в поисках твири, Артемий добрался до Болота. К тому моменту запас его трав пополнился пятью пучками савьюра, тремя стеблями кровавой твири и даже одной Белой плетью. Вредная бурая твирь даже и не думала показываться. Невдалеке на болотном островке виднелась юрта степняка. Раздвинув руками камыши, Бурах ступил на скрипучие доски мостика, проложенного над водой аккурат до жилища степного жителя.
На островке возле юрты о чём-то толковали два Червя. Один из них, повернулся к Гаруспику и обрадовано закудахтал:
- Вот идёт Служитель, вот идёт знающий линии. Окажи мне услугу, я в долгу не останусь.
- Чего же ты хочешь? – смекнув, что здесь можно легко получить так нужную ему твирь, спросил Артемий.
- Я Собиратель, я ойон. Моя мудрость известна, мне ведомы секреты сочетания трав, - начал издалека степняк. – Моя дочь, Невеста, умеет вызывать из земли траву. Хорошо умеет – посмотри, какое было лето! Я продал свою дочь за хорошую цену, продал вот этому Собирателю.
- За какую же цену ты её продал? – полюбопытствовал Гаруспик.
- Он герой, он покончил с отступниками, покончил с предателями, - проигнорировав вопрос, булькал дальше Червь. – Не убоялся страшного человека. Вернул в Землю тех, кто продавал наши секреты приезжим. Видишь, моя дочь не пошла в его дом женой. Не хочет принести ему богатство, не хочет звать для него травы.
Другой степняк, стоявший возле хозяина, угрюмо покивал мордой.
- Чего же тебе от меня надо? – решил разузнать, наконец, суть дела Артемий.
- Тут трое молодых осталось, трое Собирателей, - начал рассказывать одонг. - Она к одному из них ушла. Один справа живет через Жилку, другой слева – через Глотку. Найдешь, уговоришь покориться – отблагодарю. Дам твири любой, сколько хочешь. Открою секрет о траве. Хочешь – открою даже два? Ты ведь служитель, знаешь линии. Только скажи ей, что линия её судьбы лежит здесь. Тебя она послушает.
- Хорошо, поговорю с ней. Жди до вечера. Если не вернётся к тебе – значит, линия не пошла, - усмехнулся Гаруспик и отправился дальше в степь.
Под ногами шелестела мокрая трава. Несколько раз на глаза попадался степной ковыль. Бурая твирь не показывалась. Слева виднелась ещё одна юрта степняка, возле откинутой шкуры входа сидел Червь и меланхолично жевал травинку. Невесты в округе не наблюдалось. Артемий, внимательно вглядываясь в полутьму юрты, прошёл мимо. Червь обеспокоено приподнялся, заглянул внутрь своего жилища, поводил из стороны в сторону мордочкой и удивлённо уставился на Гаруспика. Бурах, как ни в чём не бывало отвернулся и пошёл в сторону Города. Достигнув калитки, ведущей в квартал Створки, он дошёл по тротуару к «Омуту».
На стук отворила, как обычно, Ева.
- Ам… - улыбнулся ей Артемий. – Ха-ха шутка. Мне с Данковским поговорить нужно.
- Даниил наверху, - обиделась Ева Ян. – И не походи ко мне близко!
Гаруспик поднялся по ступенькам на второй этаж и вошёл в комнату. Бакалавр сидел за столом и что-то яростно черкал в лежащем перед ним журнале. Отбросив в сторону перо, он с надеждой поднял глаза на Артемия:
- Ну что, были какие-нибудь записи в наследстве?
- Были, - подтвердил Бурах.
- Можно взглянуть? – вскочив, спросил Данковский.
Артемий достал из кармана листы и протянул их собеседнику. Бакалавр то час же углубился в чтение.
- Ну что?! – минут через десять поинтересовался Гаруспик.
- Любопытно… - протянул Даниил. – То есть Исидор Бурах делал этакие природные реагенты. Он дистиллировал или каким-то иным способом добывал из них химические вещества. Может отчищал даже ими кровь для сыворотки…чёрт их разберёт…
- У тебя есть план дальнейших действий? – удивлённый ответом Данковского напрямую спросил Гаруспик.
- Честно говоря, я ожидал большего, - пояснил Бакалавр. – Ну да ладно. Попробуйте разобраться с этими бумагами – может быть, мы сможем обратить эти рецепты себе на пользу. Если вы научитесь синтезировать эти…экстракты или хотя бы достанете образец – принесите его мне. Я попробую проверить, на что они годятся.
- Договорились, - кивнул Артемий. – Я как раз хотел попрактиковаться в сочетании трав и изготовлении настоек.
Данковский отдал Бураху записи отца, и тот не задерживаясь, покинул поместье. Затем Артемий перешёл по мосту Глотку и через квартал Жерло направился к складам. Пересекая территорию складских помещений, Гаруспик заметил широкую спину, исчезающую в одной из крайних построек. Судя по величине скрывшегося силуэта, человек принадлежал, как и сам Артемий, к одному из коренных родов. На ум приходило только одно известное имя, Станислав Рубин, бывший друг, а ныне лютый враг. Вздохнув, травник поспешил выбраться к железной дороге. Под натужный и глухой скрип заводских труб, Артемий спустился к убежищу и ключом открыл дверь. Он сложил записи отца в ларец и, достав за место них одну из связок- рецептов, подошёл к дистиллятору.
«Так мне понадобится один стебель чёрной,» - рассматривал связку засушенных трав сын Исидора, - «один бурой и один савьюр».
Забравшись на лесенку, Артемий отвинтил крышку большой цистерны и положил туда требуемые травы, проводив грустным взглядом стебель бурой твири. Затем долил из ведра воды, зажёг огонь в имеющейся рядом печке и принялся ждать. Через полчаса во второй ёмкости зашумела жидкость. Открыв краник, Гаруспик набрал в, стоявшую около, бутылку получившегося травяного отвара. Помахав над горлышком ладонью, Артемий аж прослезился от дохнувшего на него крепкого запаха твири. Далее он закрутил крышку, потушил за собой печку и, сложив обратно рецепт, отправился на улицу. Настой был готов, но у читающего линии имелись ещё два незавершенных дела.
Вдоль стены кладбища, Артемий дошёл до оград загонов. Вечерело. Солнце уже нависло над курганом Раги. Прямо перед ним из травы поднималась третья степная юрта. Возле костра на пороге жилища сидели Червь и твириновая невеста. Кожа её на фоне солнечных лучей отливала золотом. Гаруспик подошёл поближе и присел напротив пары возле костра.
- Я узнаю твой запах, - глядя в глаза Артемию, произнесла девушка. – Ты пахнешь, как осенняя земля. И ещё дымом сожжённых листьев.
- Я пришёл говорить с тобой, невеста, - негромко начал менху.
- Отец прислал тебя! Я знаю, это он тебя прислал, - отшатнулась беглянка. – Не разлучай меня с моим любимым. Скажи отцу, что ты меня не нашёл. А я тебя за это щедро одарю травами. Дам тебе самых разных. Я умею их приманивать.
- А настои готовить умеешь? – спросил Бурах.
- Нет… - вдохнула невеста и тут же добавила. – Отец умеет, но мало и только самые простые. И он всё равно никому о них не расскажет. Не жди, что он отдаст своё знание.
Артемий припомнил недружелюбную физиономию Червя-отца, а также героя спасителя, убивавшего своих соплеменников из-за таких же травяных рецептов, какие обещал ему одонг, и решил оставить всё как есть.
- Хорошо оставайся.
Девушка радостно заулыбалась и скрылась в юрте. Через мгновение, она появилась оттуда с двумя охапками кровавой и бурой твири.
- Вот, читающий, я вижу, тебе они нужны.
Поблагодарив за подарок и положив его в заплечный мешок, Гаруспик отправился в кабак к братьям Стаматиным.
«Говорят, Черви-одонхе участвуют в круговороте кровей и соков между Землёй и её детьми», - размышлял он. – «Они себе не принадлежат, так же, как и их Невесты. Однако, Земля мудрее людей, а Невесты слушают её волю лучше одонгов. Если она ушла – значит, так хочет Земля».
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re:
PostPosted: 18 Sep 2008, 20:39 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Хм, вы коментариев не оставляете, я надеюсь, только от того, что с моим рассказом всё впорядке и ошибок нет?

...Артемий вышел из степи, возвратившись к заводским цехам, прошагал мимо мрачных промышленных корпусов, старой котельной и через пролом в деревянном заборе выбрался на набережную. После недавнего дождя воды Жилки отливали свинцом. Желающих прогуляться вдоль тихой речки было не много, и Гаруспик без всяких происшествий добрался до увеселительного заведения.
Открывшаяся дверь кабака дохнула в лицо посетителю теплом и твириновым духом. Народу внутри против прежнего только прибавилось, и сейчас зал был полон. За столами гомонил рабочий люд, из дальнего угла комнаты доносился голос Андрея Стаматина. Как раз в тот момент, когда Бурах вошёл в помещение из-за перегородки, где сидели братья, появилась разгневанная девушка.
- Скажи хоть ты ему, Пётр, - выкрикнула она. - Что вы будете делать там без этой отравы?!
Ответа Петра Артемий не расслышал, девушка резко развернулась и пошла в сторону выхода. Приблизившись к Гаруспику, она замедлила ход и остановилась. Взгляд её голубых глаз остановился на травнике. Богатое вечернее платье фиолетового оттенка выдавало в ней принадлежность к высшему кругу общества, а чёрные как смоль волосы недвусмысленно намекали на родство с Ниной Каиной.
- А ты должно быть нездешний, человек Уклада, - красивым, но властным голосом негромко произнесла она. – Раньше я не видела тебя здесь.
- Видела, - усмехнулся менху. – Только ты этого не помнишь.
- Наверное…- задумчиво протянула красавица, и утверждающим тоном добавила. – Я заметила, ты направился к архитекторам. Ты, видимо, тот самый человек, которого они попросили собрать им коллекцию травы в дорогу.
- Да, - не стал отрицать Бурах.
- Ты что одонг? Тогда как тебе удалось избежать расправы? – окинув его одежду небрежным взглядом, произнесла девушка. – Всех ваших, кажется, ревнители перебили три дня назад, а остальных вчера заколотили в Термитнике?
- Я из рода менху, - ответил Артемий.
- Ну да это и неважно. Тсс! Тихо, - заговорщицки понизив голос, прошипела собеседница. – Послушай меня, олгой. Архитекторы собираются покинуть наш город. Я хочу, чтобы они остались. Скажи Андрею, что тебе удалось открыть старые секреты Исидора. Сейчас за ними идёт охота. Если Стаматины потребуют доказательств, что ж, я готова отдать тебе один из рецептов. Он стоит целое состояние, но я могу пожертвовать им ради такой аферы. И, конечно, потерю выгод я тебе компенсирую. Я из богатой семьи, ты должен знать. Ну, ты согласен?
- …Я попробую, - решив, что неплохо бы в будущем иметь такого союзника, ответил Гаруспик.
- Тогда иди, я подожду.
Собеседница улыбнулась и присела на краешек ближайшей лавки. Работяга, мирно выпивавший до сего момента за этим столиком, при первом движении девушки вжался в бок соседа, а тот в оббитую тканью стенку, освободив, таким образом, добрую половину скамейки.
Артемий тем временем направился к столику братьев. Андрей с Петром по прежнему сидели за последним столом, перед ними стояла внушительная колонна пустых бутылок из под твирина.
- …Мы, брат, легко забываем свои ошибки… - обращался к своему близнецу Пётр.
- А у меня для тебя новости, строитель, - прервал его Гаруспик. – Касательно рецептов.
-Я не строитель, я архитектор, - лениво возразил Андрей. – Старых рецептов или новых?
- Новых. Я обнаружил кое-что в наследстве отца, - поведал чистейшую правду Артемий.
И? – на сонном лице Пётра появилось волнение. – Ты хочешь сказать, что берешься смешать новые сорта твирина?
- Очень может быть, - со значением проговорил менху.
- Ну, ради такого стоит остаться! – разом оживившись, ударил ладонью по столу Андрей.
- По крайней мере, посмотрим, как это у тебя получится, - согласился Пётр.
- Получится-то получится, не сомневайся. А вот понравится ли тебе – это другой вопрос.
- Попробовать стоит, ты только сделай, травник, - Андрей хлопнул Артемия по плечу.
- Ну, тогда пойду делать, - заверил их Гаруспик и, покинув братьев, возвратился к столику, за которым дожидалась его прекрасная работодательница.
Девушка нетерпеливо барабанила по поверхности стола пальцами, увидев Артемия, она встала с лавки:
- Ты что, уже их уговорил?!
- Архитекторы остаются, - кивнул Бурах.
- Ты мудр, олгой! Вот гонорар, обещанный тебе, и состав, который приготовил для Симона Исидор Бурах, - обрадованная собеседница сунула ему в руки связку рецепта и мешочек с деньгами. – Это было ещё перед тем, как он отправился в Степь. Что ты так смотришь? Ты не знаешь, кто такой Исидор Бурах? Этот рецепт стоит пяти лет твоей жизни, олгой.
- Исидор Бурах – мой отец, - хрипло ответил раздражённой девушке Артемий. Затем он развернулся и вышел из заведения.
Быстрым шагом он направился вдоль набережной в сторону Заводов. Не следовало долго задерживаться в квартале настолько близком к «Стержню». Если гневные реплики коменданта о том, что к вечеру он получит неограниченные возможности, правдивы, Гаруспику не принесёт никакой пользы встреча с городским патрулём. Добравшись до низеньких коробок заводских построек, Артемий пересёк железнодорожное полотно и вброд преодолел Жилку. Когда он проходил вдоль забора Южных складов, раздалось странное шипение, и из-за деревянной ограды повалил густой дым. Через мгновение из этого дыма возник Ноткин.
- Что вы тут жжете, паклю что ли? – приветливо спросил Бурах.
- Это? – обернулся мальчишка. – Да, мы тут вооружаемся - проверяем самодельные гранаты. Дымовухи ухода требуют, а, кроме того, сжигаем шерсть.
- Откуда у вас шерсть?- удивился Артемий.
- Это шерсть наших животных. Чешем! – начал вдохновенно рассказывать Ноткин. – Но мы знаем каждого из них с первых дней его жизни. Так что волноваться не о чём.
- И что же это за животные?
- Собаки, кошки, крысы, - перечислял двоедушник. – Волчонок, вороны, совы, ужики.
- Ужики, наверное, особенно сильно линяют, - улыбнулся Бурах. – Смотрите не задохнитесь своим дымом.
Заверив Артемия, что им, мол, не впервой, Ноткин убежал обратно на склады и оттуда тот час же донёсся его командирский голос.
Стемнело. Гаруспик не спеша, шёл по степи, вдыхая её ароматы. Миролюбиво подмигивал светом из окон домов готовящийся ко сну Город. Со стороны складов доносился беззлобный лай собак. Артемий пересёк вялотекущие воды Глотки и направился к воротам в городской квартал. В тот момент, когда он подошёл к ограде, из-за угла ближайшего дома раздался женский крик, затем какое-то мычание и всё стихло. Гаруспик не раздумывая выбежал на тротуар улицы. Возле стены дома, приставив лезвие ножа к животу припозднившейся прохожей, стоял свирепого вида грабитель и рылся одной рукой в карманах жертвы. Удар Артемия пришелся по голове - бандит отлетел на пару метров, но то час же вскочил на ноги. Нормальный человек от такого удара как минимум потерял бы возможность соображать на ближайшие десять минут. Грабителю, однако, такая возможность, похоже, вовсе не требовалась. Он покрепче сжал в кулаке свой нож и двинулся на Гаруспика. Из темноты раздался звук выстрела, вскрикнула женщина, и бандит кулем повалился на тротуар. Со стороны Собора к Артемию, на ходу пряча пистолет в полу плаща, приближался Бакалавр.
- Развелось что-то бандитов, квартала спокойно пройти невозможно. Надо будет сообщить Виктору, Каменный двор - его домен.
- Почему же тогда не Сабурову, охранять горожан ведь его обязанность? – спросил Гаруспик, провожая взглядом поспешно убегающую потерпевшую.
- Ради вас, уважаемый Бурах, ради вас. И потом мне гораздо удобнее, когда вы посещаете меня, а не я ищу вас. Опытным путём доказано, что сделать это довольно не просто…Хм, скупая форма благодарности, - проследил направление взгляда Артемия Данковский. – Давайте пойдем в «Омут», у меня голова уже лопается от этих дел, нужно отдохнуть.
Бакалавр с Гаруспиком подошли к дверям коттеджа, и Даниил открыл ключом дверь. Войдя в дом, он снял плащ, и перебросил его через руку. В прихожую вышла Ева.
- Голова болит. Проклятый воздух, - вздохнула она.
Данковский, покопавшись в своем саквояже, достал оттуда маленькую бутылочку и протянул Еве Ян.
- Это хинин, выпей одну чайную ложку. Должен помочь. Мы сейчас с Артемием переговорим и я сразу спущусь.
Бурах тем временем поднялся по лестнице и вошёл в комнату Бакалавра. Вскоре в неё пришёл и сам обитатель. Бросив плащ на вешалку, он сел в кресло и жестом пригласил Артемия присаживаться на соседний стул.
Мне удалось добыть образец одного из составов, - Гаруспик протянул Даниилу бутыль с экстрактом. – Посмотри, что с этим можно сделать.
Данковский встал со стула и подошёл к микроскопу, приготовив препарат, он нагнулся к окуляру.
- Как я и думал. Это природный реагент, - оторвавшись от прибора, сказал Бакалавр. – Завтра я попробую добыть культуру микроба из мертвой ткани. Заодно обработаю этим раствором саму ткань. Не исключено, что её можно использовать для очистки крови. Если всё получится, можно будет попробовать исцелить смертельно больного.
- Зачем? – не понял Артемий.
- Зачем очищать кровь? Ну, как же. Можно изготовить примитивную сыворотку. Добываем культуру, - принялся объяснять Данковский, - вводим быкам или лошадям. Потом берём их кровь с антителами. Обрабатываем, очищаем, и можно вводить человеку. Есть шанс добыть вакцину путём проб и ошибок.
- Спасибо, я знаю, как делается сыворотка. Зачем обрабатывать ткань иммунными растворами? – уточнил Бурах.
- Хочу посмотреть, как на неё реагирует микроб.
- И что дальше? – внимательно глядя на Бакалавра, спросил Гаруспик.
- Если бы у нас был какой-нибудь прибор для очистки тканей, можно было бы начать пробовать разные реагенты…- прищурившись и смотря куда-то в пустоту, начал размышлять Даниил. – Рано или поздно средство непременно получилось бы.
- Это не так трудно. Считай, что такой аппарат у меня есть, - кивнул Артемий.
- Да? – удивленно воззрился на него Данковский. – Тогда приступайте к опытам, Бурах. Изучайте реагенты, делайте отвары, обрабатывайте им заражённые органы. Если дурные предчувствия, меня не обманывают, нужные ткани скоро появятся... Должно получиться что-то вроде антибиотиков. Результаты приносите мне, будем исследовать эффект. Приходите, когда будет первый результат. А я, пожалуй, начну с мёртвой ткани.
- Действовать методом проб и ошибок? Так панацею не изобретёшь… - покачал головой Гаруспик.
- А что вы предлагаете? – вскинулся Бакалавр. – Мне неизвестны эти дикие науки… Только благодаря широте своего научного кругозора я вообще согласился принимать их всерьёз. Сделайте несколько эффективных настоев – раз. Обработайте им разные органы – два. Изучите эффект – три!
- Ты думаешь, любые настои сгодятся?- хмуро возразил Артемий. - Они ведь все разные. Очень разные.
Я не знаю! – откинулся на спинку кресла Данковский. – Кто, кроме вас, вообще, может это знать? Остановился бы на самых лучших. А там как пойдёт. Я предполагаю, что это не просто иммунные средства. Ваш отец добился успехов, используя эти настои. Думаю, он сделал сыворотку. Идите по его стопам – так поступил бы я.
- Так поступлю и я, - согласился Бурах. – А откуда ты сейчас, так удачно для меня, шёл?
- Я искал очаг эпидемии, - устало ответил Даниил. – Мне нужно доказательство моей правоты. А то эти изуверы до сих пор продолжают искать убийцу Симона, вместо того, чтобы готовить Город к встрече эпидемии. Того и гляди, разорвут ещё несколько «людоедок».
- Могу дать тебе совет, - подумав, сказал Артемий. – Сходи в дом моего отца. Это в квартале Кожевников.
- Да? – заинтересовался Данковский. – Почему туда?
- Я был там, - ответил менху. – По-моему, с домом не всё в порядке. Возможно, он заражён.
- Мне жаль… - сочувственно проговорил Бакалавр. – Но если это действительно так – вы оказали мне огромную услугу!
- Рад тебе помочь, ойнон. Ты делаешь хорошее дело, - вымученно улыбнулся Гаруспик. – Я, пожалуй, пойду. Оставаться здесь мне стало опасно. Комендант знает, что ты защищал меня и, в случае чего, будет искать здесь.
Пожав Данковскому руку, Артемий вышел из «Омута».
На улице похолодало. Пустынные тротуары освещали фонари. Прохожих по ночному времени видно не было. Мокрые осенние листья лежали на мостовой и тротуарах. Когда Бурах проходил мимо Театра до него донеслись обрывки фраз. Там опять шло новое представление.
- Это плохо, - вещал голос. - Комендант получит полную власть…Объявляется карантин!
У Артемия не было никакого желания смотреть очередную зловещую пантомиму, поэтому он быстро пересёк улицу и вошёл в квартал «Утроба». Через несколько минут, оставив позади ещё один мост, Бурах направился к Заводам. Когда он шёл мимо низких построек заводских складов, ему послышались какие-то голоса. Внимательно прислушиваясь и оглядываясь по сторонам, Артемий достиг тайного убежища, так никого и не встретив. Своим ключом он открыл дверь, вошёл, запер за собой засов и, достигнув комнаты, повалился на кровать.
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
PostPosted: 18 Sep 2008, 21:49 
Offline
Воробушек
User avatar

Joined:

06 Aug 2007, 21:30

Posts: 512

Location: Москва

Quote:
Артемий достиг тайного убежища, так никого и не встретив. Своим ключом он открыл дверь, вошёл, запер за собой засов и, достигнув комнаты, повалился на кровать.
Наверянка по невнимательности). Советую несколько раз перечитывать написанноевслух - чтобы навернякабыло хорошо. А в целом - я питаю к тебе невероятное уважение. Таксамозабвенно писать - главу за главой...Молодцом.
_________________
Parturiunt montes, nascetur ridiculus mus


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: Re:
PostPosted: 19 Sep 2008, 10:38 
Offline
User avatar

Joined:

29 Feb 2008, 14:20

Posts: 1432

Location: Нижний Тагил (Далёкий Урал)

Quote:
Внимательно прислушиваясь и оглядываясь по сторонам, Артемий достиг тайного убежища, так никого и не встретив. Своим ключом он открыл дверь, вошёл, запер за собой засов и, дойдя до комнаты, повалился на кровать.
С этим новым интерфейсом не могу найти опцию редактирования своих постов. :(
Что ж так цветной шрифт любишь? Легко спутать с модератором. W/
_________________
Не бойся догмам возразить - нет боле стен, чем строим сами,нет Бога, чтоб нас поразить,и небо не висит над нами… © Гимн одинокой планеты

«Раздался звон, как будто вдребезги рассыпалась мечта, созданная из гранёного стекла, зеркал и хрустальных призм.» ©Рей Бредбери


 Profile  
Quote  
Display posts from previous:  Sort by  



[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/vendor/twig/twig/lib/Twig/Extension/Core.php on line 1275: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot post attachments in this forum

Search for:
Jump to:  
cron