[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/phpbb/session.php on line 583: sizeof(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/phpbb/session.php on line 639: sizeof(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
Ice-Pick Lodge forums • День до...
It is currently 11 Apr 2021, 03:17
Author Message
 Post subject: День до...
PostPosted: 31 May 2010, 13:24 
Offline

Joined:

29 May 2010, 22:52

Posts: 4

Ох, и боязно мне это сюда выкладывать. А, гори оно синим пламенем!

ДЕНЬ ДО…

Капелла проснулась на рассвете и долго лежала под одеялом, изучая трещинки в потолке и прокручивая в памяти сегодняшний сон.
Ей снилось, что она идет по Городу, странно пустому и молчаливому. Идет, и не может понять, в каком она районе. Хребтовка? Нет, не похоже. Почки? Что там мелькнуло сбоку? Не Шнурочная ли площадь? Да и вообще, Узлы ли это?
Капелла неспешно шла, легко ступая по булыжной мостовой, мокрой от недавнего дождя. Лишь ярко-алые кленовые листья печально шуршали под ногами. Странно, ни одного желтого или побуревшего листика. Сплошной ковер карминно красных. Ветер, легонько толкающий в спину, холодящий шею, принес из степи тяжелый запах трав, смешав его с пряным, островатым запахом опавших листьев. Принес в холодных ладонях, бережно, как дар, но, увидев, что дар отвергнут, сорвался с цепи сворой голодных псов, лающих на разные голоса. Хлестнул холодной жесткой плетью по голым ногам, грубо толкнул в спину, взметнул ворох влажных листьев. Погнал их, швыряя о стены домов. Клейкие листочки прилипали к серовато-бурой штукатурке, удивительно похожие на кровавые отпечатки ладошек. Детских ладошек.
На этом Капелла проснулась. Зябко поежилась под теплым одеялом, словно ветер из сна смог пробраться в комнату, заползти под одеяло, обнять холодными руками. Глядя на тоненькую трещинку, змеившуюся по потолку, Светлая думала, что же означает ее сон, сон, несомненно, вещий. Знать бы еще, что он предвещает. Проснулась, зашевелилась темным клубком глубоко внутри, острая обида на мать. Зачем ушла, зачем бросила одну, не подготовив, не научив. Непрошеная слезинка блеснула в уголке глаза, и, испугавшись собственной смелости, быстро скатилась по гладкой девичьей щеке, оставив за собой влажную соленую дорожку.
Стерев тыльной стороной узкой ладони мокрую полоску, Капелла с легким вздохом откинула одеяло и, аккуратно застелив постель, принялась одеваться. День впереди был долгим, но и дел было немало. Наскоро позавтракав бутербродами с молоком, она сложила в небольшую плетеную корзинку буханку свежего хлеба и бутылку молока. Выйдя на крыльцо, вдохнула чистый прохладный воздух, напоенный ароматами степных трав, что не удивительно в это время года. Заперла за собой дверь, опустив ключ в просторный карман куртки. Взглянула на небо, как обычно, настолько плотно затянутое облаками, что ни один солнечный луч не мог пробиться сквозь строй светло-серых стражей. Раздался удар колокола, чистый и мощный, доносящийся, словно с неба, а не с другого конца города. Восемь часов. Плотней запахнув куртку, – в воздухе еще чувствовалась утренняя прохлада – юная Хозяйка повесила корзинку на локоть и заторопилась к мосту через Глотку. Путь ее лежал на кладбище.

Люди, встречавшиеся Капелле, спешили каждый по своим делам. Мужчины спешили на работу: в Бойни, магазины, Управу. Женщины, кутаясь в теплые платки, с озабоченным видом направлялись в продуктовые лавки. Для их озабоченности имелись серьезные основания – последний поезд из Столицы был уже давно, и ассортимент в лавках – и не только в продуктовых – несколько оскудел. До голода, конечно, не дойдет. Это девочка знала точно, отец говорил, что следующий поезд с продовольствием и другими товарами прибудет со дня на день.
Но, не смотря на озабоченность, все прохожие приветствовали маленькую Хозяйку, кто кивком, кто улыбкой. И Капелла шла сквозь этот коридор теплых улыбок и дружеских кивков, улыбаясь и кивая в ответ, а иногда останавливаясь, чтобы сказать кому-то несколько слов. Обычных человеческих слов. Но от этих простых слов распрямлялись ссутуленные от усталости плечи, с лиц исчезала озабоченность, разглаживались морщинки повседневных тревог.
Лишь дети никуда не спешили. Светлая всегда удивлялась, до чего дети не похожи на своих родителей. У них, несомненно, были свои дела, не менее важные, чем дела взрослых. Но они никогда не спешили, шагая так, словно само время принадлежит им. Без суеты и той молчаливой озабоченности, что были свойственны их отцам и матерям. Дети тоже приветствовали Капеллу. Но, если в приветствиях взрослых чувствовалось глубокое почтение перед будущей Светлой Хозяйкой, то дети, несомненно, также уважающие ее, относились к ней более просто.
Подойдя к мосту, девочка на секунду остановилась, глядя через перила на реку, несущую множество опавших листьев, словно маленькую, но грозную флотилию. Неспешно пересекла мост. Взгляд невольно скользнул в сторону Стержня – дома Сабуровых, вотчины Земляной Хозяйки. Подумалось, не зайти ли к Катерине, словно кто шепнул на ухо. Нет, качнула головой Светлая, не сейчас. Возможно позже, но не сейчас. Повернувшись спиной к Стержню, зашагала к кладбищу. Пройдя сквозь арку между домами, миновала дом Исидора Бураха. Старый менху был кумиром всей городской детворы. Сколько историй он знал! Когда Капелла была помладше, она тоже любила слушать эти истории. Всего лишь несколько лет назад… Но сейчас, похоже, Исидора не было дома. Значит, опять ушел в степь.
По левую руку выросла мрачная громада Термитника. Светлая прибавила шагу. Мясники, изредка встречающиеся возле бараков, пугали ее. Углубившись в Сырые Застройки, она вновь замедлила шаг, стараясь вдыхать как можно реже – близость степи делала запах твири почти непереносимым. От него легкие, казалось, горели, а голова словно наливалась свинцом, пульсируя в висках тупой болью. Сглотнув тягучую слюну, проскользнула мимо ночлежки Оспины – неприятная особа, да и мясники у нее бывают – прошла сквозь дыру в заборе.
Тропинка вилась меж редкой степной травы, упираясь в железнодорожные рельсы и выныривая с противоположной стороны. Она привела юную Хозяйку к воротам кладбища, как всегда приоткрытым и печально поскрипывающим на легком ветерке. Доведя до самых ворот, тропинка испуганной змейкой пропала из-под ног
Коснувшись тонкими пальцами холодного железа створки, Капелла ступила за ворота. Исчезли все внешние звуки: заунывное пение одонгов, далекое, слышимое лишь на периферии слуха; гудок, возвещающий о начале рабочего дня в Бойнях, скрип кладбищенских ворот, словно отдалившийся, истончившийся настолько, что не воспринимался более как звук. Даже ветер, вольно гуляющий в степи и колышущий травы, не осмеливался залетать в ворота, бродить между могилами, тревожа мертвых. Он лишь бродил вокруг высоких стен, да дразнил ворота, толкая их холодными руками в ржавый бок. А те скрипели в ответ, негромко жалуясь на обидчика.
Сторожка, притулившаяся у самых ворот, была маленькой и обшарпанной. Темно-серая штукатурка с редкими вкраплениями бурого, местами облупилась, и здание выглядело печально, словно сознавая свою непривлекательность.
Маленький кулачок тихонько постучал в дверь сторожки. В этом месте Капелле все хотелось делать тихо: ходить, говорить… дышать. Дверь приоткрылась, не издав ни звука, привыкшая (или приученная?) не нарушать тишину последнего пристанища мертвых.
На пороге стояла девушка чуть старше хозяйки, но настолько бледная и словно прозрачная, что казалась скорее выходцем из мира духов, чем живым человеком.
- Здравствуй, Ласка, - тепло улыбнулась Светлая. – Вот, зашла тебя проведать.
В светло-голубых глазах девушки мелькнуло узнавание.
- Здравствуй и ты, Светлая, - тихий бесплотный голос прозвучал и растаял в воздухе. – Я рада, что ты зашла.
Странно, обычно равнодушная к живым смотрительница, похоже, действительно была рада видеть юную Хозяйку. Войдя в гостеприимно распахнутую дверь сторожки, Капелла в очередной раз поразилась скудной, если не сказать убогой, обстановке: узкий топчан у стены, накрытый старым одеялом, деревянный стол, один-единственный стул и маленький деревянный шкафчик. Ни намека на камин. При мысли о том, как, наверное, холодно здесь долгими зимними вечерами, девочка вздрогнула. Но, взглянув на безмятежно и как-то отстраненно улыбающуюся хозяйку, всерьез задумалась: ощущает ли она вообще жар, холод, дуновение ветра?
Отбросив эти мысли, Светлая поставила корзинку на стол и извлекла из нее буханку хлеба и бутылку молока, положив все рядом с корзиной.
Я принесла тебе поесть, - произнесла она, обращаясь к Ласке. – Хлеб и молоко, как ты любишь.
На бледном лице девушки расцвела тихая улыбка, в глазах светилась благодарность. Сложив руки на груди почти молитвенным жестом, она произнесла:
- Это хорошо. Значит, сегодня не надо выходить в магазин. Да и денег осталось мало, - легкая улыбка вновь озарила ее уста. – Я переживала, что они, - тихий вздох, - останутся голодными.
Капелла почувствовала глухую волну раздражения, поднявшуюся в ней при этих словах. Неужели она всегда в первую очередь думает о своих мертвых? Усмирив недостойное будущей Светлой Хозяйки чувство, девочка ясно улыбнулась:
- Если хочешь, я каждый день буду приносить тебе хлеб и молоко. Мне не сложно. Но я хотела бы, чтоб ты сама немного поела.
В светлом взгляде смотрительницы мелькнуло непонимание, сменившееся усталой обреченностью. Она кивнула. Обрадованная столь легкой победой, Капелла открыла шкафчик в поисках посуды. В шкафчике отыскалась старая жестяная кружка, глиняная тарелка и неожиданно острый нож. Налив в кружку молока, Светлая отрезала два ломтя хлеба, придвинув еду молчащей Ласке. Легко опустившись на стул, смотрительница обхватила кружку тонкими пальцами и, поднеся о рту, отпила. Затем отломила кусочек хлеба и принялась задумчиво его жевать. Делала она это настолько машинально и с такой безразличной покорностью, что у Виктории мелькнула мысль, что Ласка приняла это за некий ритуал, исполнение которого позволит ей накормить остатками хлеба и молока мертвых.
Так она и стояла молча, пока Ласка не проглотила последнюю каплю и не прожевала последний кусочек. Молчание затягивалось, делая воздух в маленькой сторожке настолько плотным, что он с трудом проникал в легкие. Внезапно смотрительница прервала тягостное молчание.
- Мертвые беспокоятся, - изрекла она и замолчала, словно это все объясняло.
Удивленно моргнув, Капелла уставилась на хрупкую смотрительницу, ожидая продолжения. Которого не последовало.
- Что же… беспокоит мертвых? – слова неприятно царапнули внезапно пересохшее горло.
- Не знаю, - задумчиво качнула головой Ласка. – Они мне не говорят. Но такое ощущение, что они ждут кого-то.
Хозяйка непроизвольно вздрогнула. Кого могут ждать мертвые, если не новых мертвых? Именно мертвых. Не одного, и не двух. Много мертвых. Много новых мертвых. Спохватившись, мягко улыбнулась печально смотревшей в пустоту девушке:
- Успокойся, милая. Я посмотрю, чем можно помочь.
Оставив Ласку, с тихой песней обходящую могилы, Виктория отправилась в обратный путь.

Вот теперь можно зайти к Катерине. Как-никак, это ведь она Земляная Хозяйка. Задумавшись, он чуть было не налетела на мясника, преградившего ей дорогу. На долю секунды кольнул страх. Невысокий кряжистый мясник внимательно смотрел на девочку. Затем, видимо узнав, хрипло произнес:
- Мать ждет.
После чего, повернувшись спиной, пошел в сторону Термитника. Справившись со страхом, Капелла пошла за провожатым. Смысл послания и поведение самого мясника не подразумевали отказ. «Интересно, зачем Тая хочет меня видеть?» Она помнила эту девочку, еще совсем крошку, пришедшую в Многогранник. Точнее, приведенную туда более старшими детьми. Сама Светлая тогда уже покинула Многогранник, но продолжала следить за всеми новоприбывшими туда детьми. Мелькнула тогда мысль: «Как? Такую крошку! Что же с ней станет? Во что превратит ее эта Стеклянная Башня, не столько оберегающая, сколько стерегущая?» Тогда капелла, не умея еще как следует пользоваться новоприобретенной властью Хозяйки, просто отлавливала таких вот новеньких на улице, когда рядом не было более старших подручных Хана. И говорила, говорила, говорила… Некоторые убегали, некоторые слушали, открыв рот, а затем следовали за новой покровительницей. Но не Тая. Отловить ее удалось лишь спустя три месяца. Девчушка неспешно шла, глядя себе под ноги, стараясь шагать через один булыжник. Улица была пуста и, не желая упускать столь удобный момент, Светлая вышла из-за угла и остановилась перед малышкой, присела на корточки. Тая оторвала взгляд от земли и подняла голову. На Викторию глянули внимательные карие глаза. Все слова, все ласковые, убеждающие слова, столько раз повторенные, что успели напитаться своей собственной силой, вдруг смешались в голове юной Хозяйки под пристальным взглядом этих глаз.
Преодолев странную робость, она начала говорить. Говорить то же, что говорила другим детям. Но странно, чем больше она говорила, внутренне ежась под этим странным взглядом, тем меньше она верила своим собственным словам. Ее голос звучал все неуверенней и неуверенней, пока не прервался. А эта странная девчушка, молча выслушавшая ее, но слышавшая, казалось, совсем иной голос, внезапно развернулась, и тем же неспешным шагом направилась в противоположную Многограннику сторону, в сторону Земли.
- Стой! Ты куда? – спохватилась Капелла, неловко поднимаясь. От долгого сидения на корточках ноги затекли и плохо слушались. – Подожди. Куда ты идешь?
Догнав девочку, схватила ее за руку. Устремленные на Хозяйку глаза цвета крепкого чая из степных трав, смотрели сквозь нее. Хриплый, низкий голос, который никак не мог принадлежать этой девочке, но доносящийся, несомненно, из этого маленького ротика, произнес:
- Уклад призывает свою Мать.
От неожиданности Капелла отпустила маленькую ручку. Девочка не спеша продолжила свой путь, вскоре скрывшись из виду, а Виктория все продолжала стоять, ошеломленно глядя ей в след.
После до нее доходили слухи о маленькой девочке, поселившейся в Термитнике, среди полудиких мясников и совсем уж диких Червей. Слышала, что эти полулюди, полузвери слушаются ее, как малые дети, почтительно называя – Мать. Множество слухов доходило до Светлой, но с того дня пути их не пересекались. До сегодня.

Виктория очнулась от воспоминаний лишь, когда вокруг сомкнулись крепкие стены, а над головой, закрывая небо, навис потолок гигантского барака, построенного ее отцом для работников Боен: червей и мясников. Термитника. Степняк уверенно вел девочку вперед, не оглядываясь посмотреть, идет ли она следом.
Маленькая комнатка, забитая мясниками и одонгами. И среди них маленькая девочка пяти-шести лет, прижимающая к себе старого облезлого игрушечного бычка. Внимательный взгляд карих глаз. Тихий голос, странно серьезный и печальный для ребенка:
- Степь волнуется.
И все. Два слова, таких простых, но вызвавших в замкнутом пространстве тесной комнаты неожиданный эффект. Мясники и одонги неожиданно дружно заворчали, напугав Хозяйку. В голове неожиданно всплыли слова Ласки и собственный сон.
- Ты считаешь, что Городу что-то угрожает? – стараясь, чтобы голос звучал спокойно, спросила она девочку.
- Возможно, - легкое пожатие маленьких плеч. – Степь говорит, я слушаю.
- Тебя не волнует, что случиться с Городом? – удивилась Капелла.
Вновь легкое пожатие плеч, маленькие ручки теребят рога игрушки.
- Все мы лишь песчинка в Степи под копытами Боса Туроха.
Хозяйка задумчиво прикусила губу.
- Это все, что ты хотела мне сказать? – глядя сверху вниз на занятую игрушкой девочку, спросила она.
Легкий кивок, маленькие пальчики гладят линялый плюшевый бок.
- Я могу идти? – вопрос, сорвавшись с губ, повис в напряженной тишине. Томительно, обманчиво- медленное течение секунд, словно загустевший песок в клепсидре.
Еще один утвердительный кивок. Повинуясь незримому приказу, один из мясников – тот, который привел Капеллу сюда, или другой, кто ж их разберет – направился к выходу. Она поспешно последовала за ним, боясь упустить из виду, а потом бродить по этим жутковатым лабиринтам в одиночестве. Выходя из комнаты, она чувствовала устремленные ей в спину взгляды, безошибочно выделяя среди прочих, острый взгляд Таи, тонким сверлом ввинчивающийся между лопаток.

Оставив, наконец, позади мрачную цитадель Термитника, Капелла, наконец, смогла вздохнуть полной грудью. Она стояла, жадно глотая прохладный, пахнущий твирью, воздух, сглатывая тягучую горькую слюну. Через несколько минут дыхание успокоилось, сердце, гулко стучащее в ребра, забилось с прежней скоростью, колени перестали предательски дрожать, а кулаки, сжатые так, что короткие ногти до крови впились в ладони, облегченно разжались. Хозяйка чувствовала себя маленькой напуганной девочкой. Там, в Термитнике, она столкнулась с тем, что напугало ее до полусмерти. С тем, что древнее Города и Хозяек, с тем, что одного возраста с самой Степью. С тем, что увидела в глазах, почувствовала в воздухе. С Укладом.
Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, Светлая продолжила свой путь, лишь самую малость его изменив. Вместо того чтобы, свернув в арку, войти за ограду Стержня со стороны крыла коменданта, девочка, повернув направо, пошла вдоль ограды в сторону аптеки. Шаг ее был неспешен, а взгляд, скользивший по стенам домов, задумчив.
Внезапно взгляд ее зацепился за дом, покрытый строительными лесами, и мысли потекли в другом направлении. В этом доме жил архитектор Петр Стаматин. Петра и его брата-близнеца Андрея пригласили из Столицы Каины. В городе было несколько зданий, построенных братьями (хоть все идеи проектов принадлежали Петру, основной движущей силой был, все-таки, Андрей): удивительные Лестницы в небо, Собор – ныне пустой и опустошенный. И Многогранник.
Взгляд поневоле скользнул в сторону возвышавшейся по ту сторону Горхона Башни. Рот вновь наполнился вязкой слюной, перед глазами поплыли воспоминания. Капелла сжала тонкими пальцами виски, прислонившись к холодной каменной ограде, отгоняя непрошенных гостей. Полегчало. Даже спустя несколько лет, Многогранник имел над ней необъяснимую власть.
Возненавидев Многогранник всей душой, девочка, однако, не испытывала подобных чувств к его создателю. Безумно гениальный (или гениально безумный, это уж как посмотреть) Петр сам не знал, какого минотавра он выпускает из лабиринтов своего разума. Выпорхнув их рук своего создателя, как птица из клетки, многогранник зажил своей собственной жизнью. У этого сооружения, попирающего все законы физики и человеческой логики, появилась душа (а может, она существовала всегда?). Душа прекрасная и извращенная одновременно. Капелла помнила, как зачаровал, одурманил, приманил ее Многогранник. И еще лучше помнила свой уход – нет, скорее побег – из Стеклянной Башни. Свой ужас, одновременно сковывающий ноги и властно толкающий в спину.
Единственное, за что она была благодарна – да-да, именно благодарна – Многограннику, так это за то, что переждала в нем вспышку Песчанки пять лет назад. Тогда болезнь быстро погасили, но в Земле эпидемия попировала вволю. Говорят, именно тогда Петр начал пить. Пять лет непрерывного пьянства, пять лет в попытках забыть то, что видели глаза во время эпидемии. Неудивительно, что сейчас он похож лишь на тень себя прошлого. Если бы не брат, не известно, что бы с ним вообще стало.

Легкий ветерок, налетевший с Горхона, остудил горячие щеки. Оттолкнувшись от ограды, Капелла пошла дальше. Там где Глотка впадает в Горхон, повернула налево. Вот и крыло Катерины. Три ступеньки. Легкий стук в дверь. Хриплый и надтреснутый, словно терпящий привычную боль, голос:
- Войдите.
Легонько скрипнула дверь, пропуская непрошенную гостью. Катерина сидела в кресле, устремив на вошедшую внимательный взгляд из-под полуопущенных век. Девочка долго не видела Земляную Хозяйку – та редко выходила из дома, а и особых причин встречаться у них тоже не было. До сегодняшнего дня.
Увиденное неприятно поразило и огорчило ее. Сабурова выглядела больной: истончившаяся пергаментная кожа, холодная испарина на лбу и висках, пепельные губы, сжатые в тонкую полоску, набрякшие веки, странно расширенные зрачки…
- Что тебе от меня нужно, Светлая? – слетевший с этих тонких губ титул, доставшийся по наследству, ощущался пощечиной.
Непроизвольно отступив на шаг назад, Капелла пролепетала, чувствуя себя маленькой девочкой, пристающей к взрослым с глупыми вопросами:
- Не чувствуешь ли ты в последнее время какой-либо угрозы, нависающей над Городом?
Резкий каркающий смех, раздавшийся в ответ, неприятно резанул по ушам.
- Да что ж ты за Хозяйка, если приходишь с такими вопросами ко мне? Мария, небось, тоже бы прибежала, не будь так горда.
Успокоившись, Катерина устало откинулась на спинку кресла.
- Го ты права. Городу действительно грозит опасность. Я ощущаю ее в воздухе, вижу в неспешно опадающих листьях, слышу в неверном ночном шепоте. Он идет. Я слышу его тяжелые шаги. Он придет и утопит Город в крови. Утопит Город в крови. Город в крови. В крови, в крови, в крови…- постепенно ее голос стал тише и глуше, превратившись в монотонный напев.
Внезапно Катерина, словно вынырнув из забвения, резко замолчала. Затем, прикрыв глаза тонкой рукой, произнесла:
- Уходи. У меня болит голова.
Капелла не заметила, как оказалась на улице. Покрутила головой, усмехнулась. Вот и поговорили.
Выйдя на набережную, пошла в сторону ближайшего моста, не оборачиваясь, но ощущая спиной слепой взгляд окон Стержня.

Проходя мимо Сгустка, заметила на своем крыльце маленькую фигурку. Заинтересовавшись, подошла ближе.
- Спичка!
Светловолосый худенький мальчик, сидящий на крыльце обняв колени, радостно вскочил, замахав руками:
- Капелла! А я тебя уже часа два жду. Замерз и проголодался, жуть!
Улыбнувшись про себя непосредственности юного побродяжки, Капелла отомкнула входную дверь, приглашающее махнув рукой:
- Входи.
Жестом остановила пытавшегося заговорить мальчика. Налила в чашку молока, сделала бутерброды. Лишь когда чашка и тарелка опустели, кивнула:
- Говори.
Захлебываясь от восторга, Спичка вывалил на стол десятка два маленьких коробочек, перевязанных ленточками, веревочками, шнурочками.
- Порошочки! Те самые! С той эпидемии Песчанки!
У Капеллы закружилась голова. Дурные предзнаменования этого дня стали складываться в довольно неприятную картину. А Спичка, не заметив реакции девочки, продолжал разглагольствовать:
- Не поверишь, Капелла. Решил проследить за одним песиглавцем, а он возьми, ди и выведи меня на схрон. И никого на охране! Во дураки!
Слушая краем уха не на шутку разошедшегося Спичку, начавшего изображать свой подвиг в лицах, от чего тот начал обрастать все новыми и новыми деталями, будущая Хозяйка напряженно размышляла.
- Вот что, Спичка, - прерывая мальчишку на красочном описании боя с тремя песиглавцами (стоит отметить, что еще две минуты назад песиглавцев было двое) произнесла Капелла. – Возьмешь эти порошочки и раздашь всем нашим. Скажешь, чтоб ничего с ними не делали, пока я не скажу. Понял?
Спичка удивленно моргнул. Он еще не полностью вернулся из своих грез, где был повержен уже четвертый песиглавец.
- Раздать? Ну… хорошо.
Сгребя со стола все коробочки и рассовав по карманам, Спичка пулей вылетел за двери.
А Капелла принялась ходить по комнате взад вперед. Мозг ее напряженно работал: сопоставляя факты, анализируя. Рухнув на кровать, уставилась в потолок. Она видела только один вариант – рассказать все отцу, чтобы он поставил в известность остальных членов триумвирата. Также следует известить Хозяек. Впрочем, Катерина уже в курсе. Остается Мария.
Сев на постели, девочка сосредоточенно покусала губу. После визита к Сабуровой, встречаться с Марией не хотелось. Алая Хозяйка славилась гордым и неприступным нравом. Был еще вариант сперва зайти к брату, а уж после известить отца. Но поразмыслив, она отбросила этот вариант. Отец всегда каким-то шестым чувством угадывал, что она была у брата, и это не делало его более уступчивым. Скорее наоборот.
До слуха Капеллы донесся удар колокола. Три часа. Времени осталось мало. Наскоро выпив чашку молока, она вышла из дома и заперла дверь. Выйдя на улицу, с некоторым удивлением увидела Алую Хозяйку, идущую со стороны моста. Как всегда, прямая как струна, с царственной осанкой, копной иссиня-черных волос и огненным взором, за один огонек признания в которых, многие были готовы сложить головы. Обжигающе холодная снаружи и опаляюще огненная внутри.
Судя по всему, она шла от Петра Стаматина, громогласно провозглашающего ее своей Музой (в те моменты, когда не изменял ей с очередной «Зеленой феей»). Поравнявшись с Капеллой, Мария еле заметным движением наклонила голову, приветствуя Светлую. «Как всегда, холодна и надменна.» - мысленно усмехнулась девочка, выбрасывая в сторону руку и преграждая Марии дорогу. Гневно раздувающиеся ноздри изящного аристократического носа и бешенный огонь в темных глазах, были ей ответом.
- Прости, что задерживаю тебя, - мелодичный девичий голосок и скромно опущенные глаза, на самом дне которых еде тлели огоньки мстительного удовольствия, – госпожа Мария. Но я чувствую, что нашему Городу грозит опасность. Вот и решила тебя предупредить. На тот случай, если ты еще не знаешь.
Последняя фраза, произнесенная все тем же тоном примерной девочки, заставила Каину вскинуться, как от пощечины. Но Капелла лишь мило улыбалась.
- Как истинная Хозяйка, - слово «истинная» Мария подчеркнула, видимо не считая истинной Хозяйкой, стоящую перед ней девочку, - я прозреваю будущее этого Города! – холодный пафос этих слов резанул слух мелкой ледяной крошкой.
А Мария, тем временем, продолжала вещать, приняв величественную позу:
- Тьма надвигается на наш город. Но в этой Тьме я вижу того, кто чистым сиянием своего холодного разума изгонит Тьму и спасет нас.
«Не Город, «нас»», - мысленно отметила Капелла. А Мария уже направлялась в сторону Каменного Двора, не удостоив Светлую прощанием.
Девочка стояла, глядя в спину удаляющейся Каиной, и чувствовала жгучий стыд. Зачем он так разговаривала с Марией? Да еще получая удовольствие от тонкого унижения собеседницы? Неужели это жесткая отповедь Сабуровой заставила ее искать самоутверждения столь недостойным способом? В подавленном настроении она добрела до отцовского крыла. Ответом на робкий стук, было спокойное: «Войдите».
Владислав Ольгимский-старший, «Тяжелый Влад», как его уважительно называли в городе, с некоторым удивлением взирал на свою дочь. Всегда спокойная, если не сказать, отстраненная, сегодня Виктория была сама на себя не похожа. Лихорадочный румянец заливал обычно бледные щеки, в глазах металась тревога. Некстати подумалось, до чего девочка похожа на мать. Та тоже приходила к нему такая возбужденная, после очередного усмирения Дикой Нины. Несомненно, Виктория пошла в мать. (Следует заметить, коммерсант с немалым удовольствием наблюдал в окно за стычкой своей дочери с младшей Каиной)
Но то, что сейчас его дочь мямлила и запиналась, не умея объяснить все толком, ему вовсе не нравилось. Как и то, что она пыталась ему объяснить.
- Стоп, дочка, - прервал он еще сильнее запутавшуюся девочку. – Ты утверждаешь, что нашему Городу грозит беда. И даже указываешь какая – Песчаная Язва, пять лет назад уже изрядно проредившая и без того небольшое население нашего городка. Но есть ли у тебя доказательства? Не слова, но четкие и видимые признаки болезни? Я не могу прийти к Сабурову и Каину с одними словами. Прости.
Капелла вышла от отца в еще более подавленном настроении. Если уж отец усомнился в ее слове Хозяйки…

Девочка брела по городу, уставившись в землю. Шла, куда ноги несли. А подняв глаза, увидела впереди громаду Станции. Тихо улыбнулась: ноги привели ее туда, куда звало сердце.
Дверь дома Влада была распахнута настежь, и было видно, как внутри два мясника копошатся вокруг колодца, который ее старшему брату взбрело вырыть прямо в доме. Сам Влад стоял на крыльце, с улыбкой глядя на подходящую к дому сестру.
Подойдя к брату, Капелла молча уткнулась ему в плечо, прильнув всем худеньким телом. Удивленный Влад обнял девочку, прижал к себе. Раньше подобной эмоциональности за ней не водилось. Разве что, когда умерла мама, но это было так давно.
- Что случилось, моя маленькая фея? – нежно спросил он, перебирая пальцами шелковистые волосы сестры. – Ты поссорилась с отцом?
Как всегда, Влад оказался прав. Родственные узы, незримые прочные нити, связывающие их, позволяли брату с сестрой тонко чувствовать друг друга.
Капелла рассказала брату все, все что поведала отцу. Ей нечего было ни убавить, ни прибавить. Но Влад отреагировал иначе, чем отец.
- Иди-ка ты домой, маленькая фея, - озабоченно произнес он, рассеянно целуя ее в лоб. – И постарайся до завтра никуда не выходить. Вы, двое, - это уже было сказано мясникам. – Заканчивайте на сегодня. Пойдете со мной.

Капелла медленно брела домой в полном недоумении. Куда направился Влад? И почему его так насторожили слова Таи? Единственное, что утешало девочку, так это то, что брат ей, похоже, поверил.
Подувший из степи ветер, принес тяжелый аромат твири, от которого моментально заломило вески и стало горько во рту. Колокольный удар, набатом раздавшийся в ушах, возвестил: «Наступил шестой час».
Дойдя до дома, Капелла упала на кровать и забылась тревожным полусном. Из зыбкого оцепенения ее вырвал стук в дверь. Оказалось, это Спичка пришел доложить о выполненном задании. Похвалив мальчика, он строго наказала ему идти прямо домой – на улице стемнело, часов десять, если не одиннадцать – на что Спичка ответил, что идет ловить вампира, и убежал, громогласно обещая Капелле показать завтра добычу.
Уже закрывая дверь, Светлая увидела брата, входящего в крыло отца. Это зрелище удивило ее. О чем могли они говорить? Учитывая их весьма, хм, сложные отношения, это выглядело, по меньшей мере, странно.
Промаявшись некоторое время без сна, девочка, наконец, почувствовала, что проваливается в спасительную темноту. Последней ее мыслью было: «Не забыть завтра спросить отца, зачем приходил Влад».
Пробил колокол, гулкий звон разносился над городом, возвещая полночь. Начался новый день, в конце которого…


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 31 May 2010, 16:05 
Offline
User avatar

Joined:

09 Feb 2009, 19:20

Posts: 534

Location: Краснодар

Мне кажется, очень недурно. Живо так )) Ощущение смутной тревоги в наличии. В первой половине очень много ветра, самого разного причём - чувствуется прямо, что с утра было зябко, а потом потеплее ))
Из шероховатостей, более всего обративших на себя внимание - "озабоченность", которая в одном месте повторяется несколько раз подряд. Чего-нибудь бы там близкого по смыслу подобрать...
С почином Вас, выкладывайте ещё! :)
_________________
Press any key to live


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 31 May 2010, 16:25 
Offline

Joined:

29 May 2010, 22:52

Posts: 4

Спасибо за поддержку и критику. Будет мне впредь урок - внимательней делать вычитку. :D


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 31 May 2010, 17:33 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

По мне так вообще прекрасно.
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 07:38 
Offline
User avatar

Joined:

25 Apr 2009, 09:40

Posts: 1370

Location: Ростов-на-Дону

Здорово! Покажите нам ещё. :D
Ощущение тревоги, повисшей в городе, абсолютно удалось...
_________________
FIAT LUX!
Сегодня, завтра, навсегда.


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 10:50 
Offline
Горнолыжник
User avatar

Joined:

18 Oct 2007, 21:16

Posts: 2298

Очень, очень хорошо. Качественно. Живой литературный язык и на редкость достоверные образы.
А потому, я позволю себе придраться по полной программе.
Quote:
Капелла проснулась на рассвете и долго лежала под одеялом, изучая трещинки в потолке и прокручивая в памяти сегодняшний сон.
Ей снилось, что она идет по Городу, странно пустому и молчаливому. Идет, и не может понять, в каком она районе. Хребтовка? Нет, не похоже. Почки? Что там мелькнуло сбоку? Не Шнурочная ли площадь? Да и вообще, Узлы ли это? Не самое выигрышное перечисление районов. Вы с первых строк стремитесь привязать повествование к сеттингу, что выглядит несколько искусственным. Дальше у Вас будет гораздо лучше
Капелла неспешно шла, легко ступая по булыжной мостовой, мокрой от недавнего дождя. Лишь ярко-алые кленовые листья печально шуршали под ногами. Странно, ни одного желтого или побуревшего листика. Сплошной ковер карминно- красных. Ветер, легонько толкающий в спину, холодящий шею, принес из степи тяжелый запах трав, смешав его с пряным, островатым запахом опавших листьев. Принес в холодных ладонях, бережно, как дар, но, увидев, что дар отвергнут, сорвался с цепи сворой голодных псов, лающих на разные голоса. Хлестнул холодной жесткой плетью по голым ногам, грубо толкнул в спину, взметнул ворох влажных листьев. Погнал их, швыряя о стены домов. Клейкие листочки прилипали к серовато-бурой штукатурке, удивительно похожие на кровавые отпечатки ладошек. Детских ладошек.
На этом Капелла проснулась Не звучит. Мы же не о диване говорим. Зябко поежилась под теплым одеялом, словно ветер из сна смог пробраться в комнату, заползти под одеяло, обнять холодными руками. Глядя на тоненькую трещинку, змеившуюся по потолку, Светлая Никакая она пока не Светлая. Нос не дорос. И станет не ранее чем дней через 12 думала, что же означает ее сон, сон, несомненно, вещий. Знать бы еще, что он предвещает. Проснулась, зашевелилась темным клубком глубоко внутри, острая обида на мать. Зачем ушла, зачем бросила одну, не подготовив, не научив. Непрошеная слезинка блеснула в уголке глаза, и, испугавшись собственной смелости, быстро скатилась по гладкой девичьей щеке, оставив за собой влажную соленую дорожку.
Стерев тыльной стороной узкой ладони мокрую полоску, Капелла с легким вздохом откинула одеяло и, аккуратно застелив постель, принялась одеваться. День впереди был долгим, но и дел было немало. Наскоро позавтракав бутербродами с молоком, она сложила в небольшую плетеную корзинку буханку свежего хлеба и бутылку молока. Выйдя на крыльцо, вдохнула чистый прохладный воздух, напоенный ароматами степных трав, что не удивительно в это время года. Заперла за собой дверь, опустив ключ в просторный карман куртки. Взглянула на небо, как обычно, настолько плотно затянутое облаками, что ни один солнечный луч не мог пробиться сквозь строй светло-серых стражей. Раздался удар колокола, чистый и мощный, доносящийся, словно с неба, а не с другого конца города. Восемь часов. Плотней запахнув куртку, – в воздухе еще чувствовалась утренняя прохлада – юная [Хозяйка И не хозяйка покаповесила корзинку на локоть и заторопилась к мосту через Глотку. Путь ее лежал на кладбище.

Лишь дети никуда не спешили . Светлая всегда удивлялась, до чего дети не похожи на своих родителей. У них, несомненно, были свои дела, не менее важные, чем дела взрослых. Но они никогда не спешили , шагая так, словно само время принадлежит им. Без суеты и той молчаливой озабоченности, что были свойственны их отцам и матерям. Дети тоже приветствовали Капеллу. Но, если в приветствиях взрослых чувствовалось глубокое почтение перед будущей Светлой Хозяйкой, то дети, несомненно, также уважающие ее, относились к ней более просто Проще.
Подойдя к мосту, девочка на секунду остановилась, глядя через перила на реку, несущую множество опавших листьев, словно маленькую, но грозную флотилию. Неспешно пересекла мост. Взгляд невольно скользнул в сторону Стержня – дома Сабуровых, вотчины Земляной Хозяйки. Подумалось, не зайти ли к Катерине, словно кто шепнул на ухо. Нет, качнула головой Светлая, не сейчас. Возможно позже, но не сейчас. Повернувшись спиной к Стержню, зашагала к кладбищу. Пройдя сквозь арку между домами, миновала дом Исидора Бураха. Старый менху был кумиром всей городской детворы. Сколько историй он знал! Когда Капелла была помладше, она тоже любила слушать эти истории. Всего лишь несколько лет назад… Но сейчас, похоже, Исидора не было дома. Значит, опять ушел в степь. Очень удачное описание города. Живое. Гораздо более выигрышное чем в начале.
В сцене с Лаской придраться не к чему, все очень хорошо.
После чего, повернувшись спиной, пошел в сторону Термитника. Справившись со страхом, Капелла пошла за провожатым. Смысл послания и поведение самого мясника не подразумевали отказ. «Интересно, зачем Тая хочет меня видеть?» Она помнила эту девочку, еще совсем крошку, пришедшую в Многогранник. Точнее, приведенную туда более старшими детьми. Сама Светлая тогда уже покинула Многогранник, но продолжала следить за всеми новоприбывшими туда детьми.

После до нее доходили слухи о маленькой девочке, поселившейся в Термитнике, среди полудиких мясников и совсем уж диких Червей. Слышала, что эти полулюди, полузвери слушаются ее, как малые дети, почтительно называя – Мать. Множество слухов доходило до Светлой, но с того дня пути их не пересекались. До сегодня. До сего дня?

Маленькая комнатка, забитая мясниками и одонгами. И среди них маленькая девочка пяти-шести лет Точных данных, разумеется нет, но по-моему Тая несколько младше , прижимающая к себе старого облезлого игрушечного бычка. Внимательный взгляд карих глаз. Тихий голос, странно серьезный и печальный для ребенка:
- Степь волнуется.
Разговор с Таей вышел менее достоверным чем с Лаской. Мать всегда изъяснялась порстым детским языком, без возвышенной лексики гаруспиков
- Я могу идти? – вопрос, сорвавшись с губ, повис в напряженной тишине. Томительно, обманчиво- медленное течение секунд, словно загустевший песок в клепсидре. Клепсидра – водяные часы
Несколько раз глубоко вдохнув и выдохнув, Светлая продолжила свой путь, лишь самую малость его изменив. Вместо того чтобы, свернув в арку, войти за ограду Стержня со стороны крыла коменданта, девочка, повернув направо, пошла вдоль ограды в сторону аптеки. Шаг ее был неспешен, а взгляд., скользивший по стенам домов, задумчив.
Внезапно взгляд ее зацепился за дом, покрытый строительными лесами, и мысли потекли в другом направлении. В этом доме жил архитектор Петр Стаматин. Петра и его брата-близнеца Андрея пригласили из Столицы Каины. В городе было несколько зданий, построенных братьями (хоть все идеи проектов принадлежали Петру, основной движущей силой был, все-таки, Андрей): удивительные Лестницы в небо, Собор – ныне пустой и опустошенный. почему же ныне? Он был таким со дня открытияИ Многогранник.

Легкий ветерок, налетевший с Горхона, остудил горячие щеки. Оттолкнувшись от ограды, Капелла пошла дальше. Там где Глотка впадает в Горхон, повернула налево. Вот и крыло Катерины. Три ступеньки. Легкий стук в дверь. Хриплый и надтреснутый, словно терпящий привычную боль, голос:
- Войдите.
С Катериной снова все замечательно.
Проходя мимо Сгустка, заметила на своем крыльце маленькую фигурку. Заинтересовавшись, подошла ближе.
- Спичка!
Светловолосый худенький мальчик, сидящий на крыльце обняв колени, радостно вскочил, замахав руками:
Опять же, все идеально. Характер соблюден один в один.
До слуха Капеллы донесся удар колокола. Три часа. Времени осталось мало. Наскоро выпив чашку молока, она вышла из дома и заперла дверь. Выйдя на улицу, с некоторым удивлением увидела Алую Хозяйку, идущую со стороны моста. Как всегда, прямая как струна, с царственной осанкой, копной иссиня-черных волос и огненным взором, за один огонек признания в которых, многие были готовы сложить головы. Обжигающе холодная снаружи и опаляюще огненная внутри.
И с Марией все снова точно
Владислав Ольгимский-старший, «Тяжелый Влад», как его уважительно называли в городе, с некоторым удивлением взирал на свою дочь. Всегда спокойная, если не сказать, отстраненная, сегодня Виктория была сама на себя не похожа. Лихорадочный румянец заливал обычно бледные щеки, в глазах металась тревога. Некстати подумалось, до чего девочка похожа на мать. Та тоже приходила к нему такая возбужденная, после очередного усмирения Дикой Нины. Несомненно, Виктория пошла в мать. (Следует заметить, коммерсант с немалым удовольствием наблюдал в окно за стычкой своей дочери с младшей Каиной)
К Ольгимским придираться не стану. Все на уровне.
Дойдя до дома, Капелла упала на кровать и забылась тревожным полусном. Из зыбкого оцепенения ее вырвал стук в дверь. Оказалось, это Спичка пришел доложить о выполненном задании. Похвалив мальчика, он строго наказала ему идти прямо домой – на улице стемнело, часов десять, если не одиннадцать – на что Спичка ответил, что идет ловить вампира, и убежал, громогласно обещая Капелле показать завтра добычу. В громогласность Спички мне отчего-то слабо верится. А вот в остальном сцена очень удачна. И вставка про Альбиноса смотрится органично.
Уже закрывая дверь, Светлая увидела брата, входящего в крыло отца. Это зрелище удивило ее. О чем могли они говорить? Учитывая их весьма, хм стилистически выпадает. Вы же здесь не от первого лица пишите. , сложные отношения, это выглядело, по меньшей мере, странно.
Промаявшись некоторое время без сна, девочка, наконец, почувствовала, что проваливается в спасительную темноту. Последней ее мыслью было: «Не забыть завтра спросить отца, зачем приходил Влад».
Пробил колокол, гулкий звон разносился над городом, возвещая полночь. Начался новый день, в конце которого… Совершенно субъективно: А нужны ли эти последние слова?
Вот, таким образом. Могу лишь пожелать творческих успехов в дальнейшем.
_________________
Я септический. Не хочу в лабораторию. Хочу к коровам.


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 11:03 
Offline

Joined:

29 May 2010, 22:52

Posts: 4

Благодарю за такую развернутую критику. Именно это мне было нужно: тщательное препарирование моего самого первого фанфика с точным диагнозом :D Все замечания приняты к сведению.
По поводу последней фразы: может я ошибаюсь, но по-моему, именно с нее начинался каждый новый день в игре. Эдакая легкая недосказанность и интрига. Сильно спорить по этому поводу не буду, но мне нравиться так, как есть.


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 11:13 
Offline
User avatar

Joined:

09 Feb 2009, 19:20

Posts: 534

Location: Краснодар

Прошу прощения, что встреваю, но справедливости ради хотелось бы показать:
Quote:
Песочные клепсидры известны со времен античной древности. На одном из древних барельефов бог сна Морфей изображен с песочными часами в руке. Однако традиция использования песочных часов прервалась в поздней античности.
Источник
_________________
Press any key to live


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 11:32 
Offline
Горнолыжник
User avatar

Joined:

18 Oct 2007, 21:16

Posts: 2298

2Лайха
Наздоровье. Я же сам оговорился: последнее замечание субъективно. Так же, там у Вас пара опечаток, к ним я уже не придирался. Это, так сказать, рабочий момент.

2bacchant
Оттуда же: "клепсидра" в переводе с греческого «ворующая воду». Наверное именно поэтому, те что с песком, автор статьи подчеркнуто называет песочными клепсидрами. Хотя, по моему, это и не разумно. Если песочная, то уж клепсабулум какой нибудь...
_________________
Я септический. Не хочу в лабораторию. Хочу к коровам.


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 11:36 
Offline
User avatar

Joined:

09 Feb 2009, 19:20

Posts: 534

Location: Краснодар

Да согласна же! )) Я только хотела показать, что это не совсем ошибка в тексте, а неточность, и откуда ноги у неё растут...
_________________
Press any key to live


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 12:34 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Замечания по фактологии или Канон vs. Фанон
Quote:
До голода, конечно, не дойдет. Это девочка знала точно, отец говорил, что следующий поезд с продовольствием и другими товарами прибудет со дня на день.
:?:
Quote:
Раз в месяц прогремит по ней регулярный состав, ведомый испуганным машинистом. Выгрузив в городах почту, строительный материал и товары фабричного производства, он забирает скот и продукты мясных комбинатов.

Странно было бы завозить в город, живущий поставками мяса продовольствие, не находите?
Quote:
Лишь дети никуда не спешили. Светлая всегда удивлялась, до чего дети не похожи на своих родителей. У них, несомненно, были свои дела, не менее важные, чем дела взрослых. Но они никогда не спешили, шагая так, словно само время принадлежит им. Без суеты и той молчаливой озабоченности, что были свойственны их отцам и матерям. Дети тоже приветствовали Капеллу. Но, если в приветствиях взрослых чувствовалось глубокое почтение перед будущей Светлой Хозяйкой, то дети, несомненно, также уважающие ее, относились к ней более просто.
:?:
Quote:
Младший Влад сказал о ней:
"Для детей Виктория то же, что Мария для нас. В любом месте, где она появляется, дети сходят с ума, словно в кровь им добавило адреналина. Вот только зачем сестра забивает детям головы обещанием новой жизни".
Да и Карпар уже засел в Многограннике... Да и дети шмыгают туда-сюда, того же Спичку вспомнить...
Quote:
Мелькнула тогда мысль: «Как? Такую крошку! Что же с ней станет? Во что превратит ее эта Стеклянная Башня, не столько оберегающая, сколько стерегущая?»
Интересно, сколько было убито мясников, чтобы извлечь Таю из Боен? :wink:
Quote:
Тая Тычик действительно обладает огромной властью. Хорошо, если она сама этого не сознает. Пока она маленькая, Уклад будет беречь ее как священное дитя, исполнять каждый ее каприз. Так было и с ее бабкой, матерью Тычика, отец рассказывал...
Quote:
После до нее доходили слухи о маленькой девочке, поселившейся в Термитнике, среди полудиких мясников и совсем уж диких Червей. Слышала, что эти полулюди, полузвери слушаются ее, как малые дети, почтительно называя – Мать. Множество слухов доходило до Светлой, но с того дня пути их не пересекались. До сегодня.
Вот это уже напрямую противоречит канону - она дочь коменданта Тычика и ее власть - буквально наследственная. И называют ее Мать Настоятельница.
Quote:
я - Мать Настоятельница.
Мать На-сто-я-тель-ни-ца. Это значит - такая, которая всегда настаивает на своем.
Это не имя. В нашей семье все Настоятели. Мой папа был Настоятель.
Потому что меня все любят. Потому что меня все здесь слушаются. Мое слово - закон.
Quote:
И среди них маленькая девочка пяти-шести лет
Пять лет дает ей Стажер, автор рецензии в ЛКИ.
Quote:
Петра и его брата-близнеца Андрея пригласили из Столицы Каины.
Да? По-моему, они просто сбежали в Степь.
Quote:
Собор – ныне пустой и опустошенный.
Собор был построен раньше появления религии. Не помню точно - были ли ясные указания (кроме "не получился, потому что был компромиссом") на то, что его построили Стаматины?
Quote:
Мозг ее напряженно работал: сопоставляя факты, анализируя.
... ... ... ... ...

- Стоп, дочка, - прервал он еще сильнее запутавшуюся девочку. – Ты утверждаешь, что нашему Городу грозит беда. И даже указываешь какая – Песчаная Язва, пять лет назад уже изрядно проредившая и без того небольшое население нашего городка. Но есть ли у тебя доказательства? Не слова, но четкие и видимые признаки болезни? Я не могу прийти к Сабурову и Каину с одними словами. Прости.
Внимательно все перечитал, но - фактов-то нет.

Написано прекрасно, на стилистику Горн указал, но и без этого - очень грамотно сделано. С любовью. Хоть я и не согласен с частью трактовок автором персонажей, но в целом мне понравилось.
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 16:39 
Offline
Горнолыжник
User avatar

Joined:

18 Oct 2007, 21:16

Posts: 2298

Ну, Wormann чего Вы к продуктам то цепляетесь?)
Есть же куча вкусностей кроме мяса. Муку по железке везли, консервы с огурцами, лимоны, кофе, шоколадные батончики)))

А на счет авторства Собора, сейчас точную цитату не приведу, но на Стаматиных помнится указывала Ева. Надо просмотреть ее диалоги вращающиеся вокруг ее неразумных поступков ближе к концу игры.
_________________
Я септический. Не хочу в лабораторию. Хочу к коровам.


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 01 Jun 2010, 17:13 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

gornkniznik, так ведь канон. ) И голод в принципе не может наступить в месте, живущем лишь благодаря забою скота.
Quote:
- Расскажите мне еще про ваш Собор! Почему он пустует?
- Потому и пустует, что построен прежде религии. Я атеистка, конечно... но даже мне известно, для чего существуют Соборы. Это не просто стены с крышей, как логично замечает Петр Стаматин. Это емкость, в которой осуществляется чудо. А у нас вместо Собора - Башня на той стороне реки...
Звучит двусмысленно, но что-то я не нашел прямого указания на время, когда был построен Собор. Город, Бойни, Термитник, Многогранник - указания есть, а на Собор - нет...
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 02 Jun 2010, 20:36 
Offline

Joined:

29 May 2010, 22:52

Posts: 4

Что же, я абсолютно согласна со всеми замечаниями. Ушла учить канон :mrgreen:


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 02 Jun 2010, 21:00 
Offline
Хранитель
User avatar

Joined:

14 Dec 2005, 22:30

Posts: 3390

Location: из МОРдовии

Фанфик не обязан быть основан на каноне. :D
Так что учить его - необязательно. Это для таких упертых, как я. :wink:
_________________
"Тот кто пишет кровью и притчами, хочет чтобы его не читали - а заучивали наизусть.../Ф.НИЦШЕ/"


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 04 Jun 2010, 20:04 
Offline
User avatar

Joined:

01 Oct 2008, 16:30

Posts: 105

Location: Санкт-Петербург

Очень понравилось! атмосферно, словно сам по Городу гуляешь, персонажи живые и узнаваемые.

Единственное, Тая какая-то совсем странная вышла, не болтливый непосредственный ребёнок, а прямо Катерина какая-то.)) сама вызвала, а сказала всего пару туманных слов.
Тебя не волнует, что случиться с Городом? - случится.
И слишком много тавтологии, постоянно одинаковые слова кучкуются.

А так здорово.) интересно, что же при таких исходных данных и таком развитии событий будет дальше.


 Profile  
Quote  
 Post subject: Re: День до...
PostPosted: 24 Jul 2010, 21:28 
Offline
User avatar

Joined:

04 Jul 2010, 14:58

Posts: 254

Location: Екатеринбург

Меня всегда поражала своей искренностью забота Капеллы о судьбе окружающих и Города. Здесь это передано очень точно. Мне понравилось.
_________________
Ты погляди, прожил ещё одно тысячелетие - а так и не научился разговаривать как нормальный, обычный человек! (с) Дж.Робинсон, "Звезда"


 Profile  
Quote  
Display posts from previous:  Sort by  



[phpBB Debug] PHP Warning: in file [ROOT]/vendor/twig/twig/lib/Twig/Extension/Core.php on line 1275: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable
You cannot post new topics in this forum
You cannot reply to topics in this forum
You cannot edit your posts in this forum
You cannot delete your posts in this forum
You cannot post attachments in this forum

Search for:
Jump to:  
cron